Театр Романа Виктюка отзывы

Все отзывы о спектакле Служанки

Постановка Театр Романа Виктюка

  • По дате
  • По рейтингу пользователя
  • По рейтингу рецензии

Написав пьесу «Служанки», великий французский писатель Жан Жене заявил, что в спектакле по оной должны играть только мужчины. Постановка Романа Виктюка, всецело разделявшего его вкусы, при первом же своём появлении стала символом театра новой эпохи, на что вовсе и не претендовала – как сам Жене превратился в человека и парохода, к чему никогда не стремился. Как всегда у Виктюка, это чувственное, изысканное зрелище, в котором пластика говорит больше, чем слова – слаженность движений актёров настолько потрясающе отточена, что в значении каждого жеста не приходится сомневаться. Текст же читается как заклинание, и становится совершенно неважным его содержание и даже язык, на котором он произносится – он призван лишь завлекать в зыбкую сновидческую ирреальность, это просто одна из деталей, образующих атмосферу. Задник напоминает фон ожившего панно прерафаэлитов, а чёрно-белый грим, похожий на маски, и длинные просторные юбки вроде тех, что носили самураи, – японский немой театр. И всё действо соединяет в себе колорит пряного модерна и восточных гаремов – оставаясь при этом миром абсолютной условности, в котором не живут, а только играют в жизнь. Две сестры служат одной госпоже: демоничная Соланж в чёрном (Бозин), в чьём гриме мерещится безносый череп, скорее ненавидит её, чем любит, романтичная Клер в красном (Жойдик), в гриме которой проступают кошачьи черты, – скорее любит, чем ненавидит. Вместе они создают общее ревнивое, первобытно-страстное чувство ненависти-любви, в котором ненависть рано или поздно побеждает, – такое же, какое могла испытывать Саломея к Иоканаану. Они посредством анонимных писем упекли в тюрьму её любовника и живут только мечтами об её убийстве, которое по ночам разыгрывают между собой, переодеваясь в её платья. Одетая в белое, как сама чистота, Мадам (Нестеренко) – её грим напоминает Пьеро — говорит о том, что при необходимости последует за любимым Месье (Никульча) на каторгу, заранее прекрасно понимая, что никогда этого не сделает; служанки знают так же, что никогда её не убьют. Убийство живого божества – Мадам, которая «так добра, так прекрасна», до которой так хочется возвыситься, на которую хочется хоть немного быть похожими, возможно лишь в игре, инсценировке, вот только актёр, играющий роль погибающего героя, по законам древнего театра должен умереть сам. Соланж убивает сестру словно против своей воли, только потому, что раз игра начата, ей полагается закончиться; Клер её руками убивает себя, как самурай совершает сеппуку, когда больше не нужен своему господину: ведь план сорвался, Мадам вернулась к своему Месье. И обе они заранее знали, на что шли, какие роли выбрали и отрепетировали – эти репетиции были для них «театральным ритуалом», что значится в жанре спектакля, и вслед за ними тот же ритуал должны повторять раз за разом уже другие актёры – бесконечная череда отражений, словно свечу поставили между двух зеркал! И этот трагический и эротический гимн театральности на едином дыхании (два с половиной часа – а мало, мало!) буквально протанцован актёрами под изумительную музыку – я не устаю восхищаться умению Виктюка подбирать максимально подходящие и цепляющие музыкальные темы к каждому эпизоду. На сей раз под песню Je suis malade, от громкости ритмом ударяющую в грудь, весь зал, я полагаю, забывал, как дышать. А когда по окончании спектакля роскошный мужской квартет исполнил ряд танцевальных номеров, не сомневаюсь, что весь зал то ёрзал от лавиной сходящей со сцены сексуальной энергии, то улыбался задорным и зажигательным мотивам. Виктюк щедро делится с публикой пиршеством из лучших тел, и публика отвечает дружными аплодисментами. Мы снова видели театр чистой, незамутнённой и неприкрытой эстетики, чей шарм отпустит ещё нескоро.

30.07.2010
Комментировать рецензию

Пришла на этот спектакль из любопытства и оказалась плененной магией эстетизированной чувственности. Для кого-то чувственность – проклятие, для Романа Виктюка – дар. Он искреннее и непосредственно наслаждается красотой и пластикой мужского тела, подобно древним грекам. Но психологическая игра обрамлена элементами шоу не только для свободного проявления чувственности. В какой-то момент действия возник психический контакт с актерами, играющих служанок. Отчаяние женщин, вызванное невозможностью преодоления социальных барьеров, выплеснулось в зал. Возникло ощущение психологического тупика, из которого нет выхода. Нет, не мог Роман Виктюк оставить в этом тупике вместе с персонажами пьесы Жана Жене и зрителей тоже. Спектакль – игра в игре. Служанки сначала репетируют убийство Мадам, затем разыгрывают перед зрителями убийство Клер. В конце как будто бы Клер и в самом деле умирает, а Соланж ожидает каторги. Но почему бы не предположить, что и это тоже розыгрыш. И здесь, как в шекспировском «Глобусе», чтобы не разыгрывалось на сцене, все кончается плясками. Искусство позволяет пережить трагедию, чтобы избавиться от нее в своем сознании.

Ощущение спектакль оставил двоякое. Музыкальная тема и актерская хoреографическая пластика безупречны, замысел вызывает вопросы. Не могу до сих пор описать это «послевкусие» от спектакля — слишком много ингридиентов. Любви с первого взгляда не получилось. Хочу увидеть другие постановки Виктюка.

Вопли восторга утеряны в далеком 2009 году, когда был еще зртель способный смотреть Служанок больше трех раз. Вторая серия похорон эпатажа или миф о ритуальном спектакле. Служанки изрядно поизносились. Мало заменить свежими и молодыми актерами. Остро-горький «вкус» декаданса эстетика Жене как поэта маргинального мира воплощается Виктюком через чувственное начало. Короче грязь заменяется красивыми телами. И наша любимая тема – убей в себе раба. На этом пути у всех разные успехи.

Два дня подряд в Петербурге царили «Служанки». Каждый раз, попадая в ауру этой непостижимой красоты, замирает время, и властвуют только чувства. Знакомая и привычная реальность незаметно отторгается и возникает новое измерение, имя которому ТЕАТР РОМАНА ВИКТЮКА. В новом измерении сложно контролировать эмоции и чувства. Это так же сложно, как контролировать любовь и ненависть, светлые и темные чувства-провокаторы нашей души и тела. Погружаясь в глубины откровений пьесы Жана Жене, утрачиваешь привычный контроль слов. Под космическим воздействием режиссера-мистификатора Романа Виктюка их значение медленно перетекает из одного состояния в другое, отражаясь в движениях и замирая в музыке. Слова лишь одна сторона желаний этого спектакля, иногда они действуют неосознанно, заманивая своими интонациями. Но есть еще уникальное дыхание потрясающих артистов, этой божественной четверки – Д.Бозин (Соланж), Д.Жойдик (Клер), И.Никульча (Месье), А.Нестеренко (Мадам). Полноценной жизнью существуют обжигающие паузы, бесконечный ритм движений и победоносный шаг взглядов. Несомненно, музыка является еще одним действующим лицом и выплескивает всю гамму ощущений.
«Служанки» существуют на запредельных возможностях и желаниях. Они источают французский шарм, вперемежку с японскими страстями. Они рождают оргазм ненависти, окутанный страстью и любовью. Они подчиняют своей гипнотической силой и энергией.
«Служанки» реальнее, чем мы с вами, довольствующиеся повседневной оболочкой жизни.
«Служанки» — это опрокинутое состояние души человека, который имеет смелость ненавидеть себя.
Извечная тема слуги и господина начинает свой подъем от глубокого контральто до неистовой дикости фальцета. И невольно задаешь себе вопрос, а разве не хотелось и мне побыть кем-то еще? Не только в детстве мы любим играть чужие роли, взрослея, нам иногда хочется еще сильнее изменить себя и примерить чужую жизнь или чужую маску. Тайно и не признаваясь себе, мы бросаем жадные взгляды на тех, кто по нашему мнению, недосягаем в своей красоте и величии. Как легко иногда забыться…
Так и две Служанки – Соланж и Клер, придумали опасную и такую завораживающую игру, которой можно только любоваться. Им хочется побыть в роли своей госпожи, — богатой, красивой, удачливой а, главное, любимой. Трудно простить кому-то возможность любить и быть любимым. Они разыгрывают спектакль среди роскоши владений своих хозяев, одевая чужие драгоценности и наряды, вдали от ненавистной кухни, где они «королевы». Благодаря коварным стараниями и поддельным анонимным письмам, им удается запрятать в тюрьму любовника Мадам. Неукротимые завистницы наслаждаются горем той, которую так искренне ненавидят.
Завороженные игрой женских страстей, попадая под влияние двух сильных женщин, нельзя не восхититься смелой, но такой безнадежной попыткой вырваться из ада. Служанки распаляют свое воображение местью и мечтами-попытками убить Мадам, уничтожить ее, унизить. Как хороши Соланж и Клер в своем бесноватом неистовстве! В своих искренних и таких убийственных желаниях! Да, плебеям не быть хозяевами жизни, но и сильным мира сего не дано так КРАСИВО ненавидеть. Их попытки упрятать Месье за решетку и убить свою госпожу сорвутся, но они пойдут до конца. А конец, в этом случае, может быть только один – смерть.
Нося на своих лицах маски, актеры расходятся по характерам в разные стороны.
Месье (И.Никульча) один исполняет роль мужчины и, открывая спектакль, напоминает некого господина-оформителя, ведущего подготовку к предстоящему действию. Слегка ироничный и недоступный, он будет появляться среди трех женщин то тенью, то реальным действующим лицом и камнем преткновения женских противоречий.
Мадам (А.Нестеренко) благоухает как белый и нежный цветок, ее движения медленно распускаются, обволакивая своей грациозностью и неподдельной хрупкостью. Изгибы тела можно доверить только перу художника.
Клер (Д.Жойдик) очаровательное и запутавшееся в своих страхах и сомнениях существо, умеющее быть слабой и решительной. Образ, созданный на противоречиях и столкновениях, иногда умиляет своей детской непосредственностью.
И, наконец, Соланж – Дмитрий Бозин. Гром среди ясного неба. Огнедышащий вулкан. Актер, который каждый раз бросает вызов себе и зрителю, стереотипам и привычкам, сметая все на своем пути. Непредсказуемый, парящий на крыльях своего огненного таланта, дарящий космическую энергетику, он одним взглядом может поджечь планету и усмирить непокорные ветра. Верный и преданный любовник сцены, он покоряет ее своей чувственной пластикой и завораживающим голосом. И на этот раз Соланж была ошеломительной и неподражаемой. Она подстегивала ритм сердца и разжигала воображение. Ради нее можно было пойти на край света. Но Соланж и есть этот край света, манящий и желанно губительный.
С двух сторон сцены за разворачивающимися действиями наблюдают немые манекены, изображающие нас — зрителей. Балетный станок охватывает пространство за талию и дает продолжение действиям и выплеску эмоций. Финальная сцена, напоминающая вальпургиевую ночь, могла бы достойно завершить это представление, но режиссеру было угодно сделать послесловие и новое испытание для человеческого разума. Ослепительные танцы четырех мужчин, которые до этого жили жизнью женщин, окончательно подрывают все мыслимые и немыслимые грани воображения. И зрители, и актеры достигают полнейшей кульминации чувств и ощущений. Взаимный триумф удовольствия и счастья не поддается словесному описанию. Удивительное ощущение пьянящей радости и свободы, снаряды взаимных эмоций и взглядов-поцелуев ослепляют и волнами растворяются по залу. Это сложно контролировать, еще сложнее присваивать словесные титулы потрясающей актерской пластике и игре. Этим можно только любоваться, впитывая каждое слово и движение.
После очень тяжело войти в привычный ритм жизни, и окунуться в повседневность. Мыслями и воспоминаниями мы еще не раз возвратимся в эти октябрьские дни, когда в Питере царили «Служанки».
А сейчас состояние под названием «после»…
…это вечное «после»…

Читать еще:  Отзыв о драматический театр тверь

«Несравненная!», театр Романа Виктюка

Несколько дней назад снова побывали с catttka в театре Виктюка. На этот раз смотрели новый для нас спектакль — «Несравненная!». То есть фильм-то /»Примадонна», 2016/ мы видели, так что про самую плохую певицу Флоренс Фостер Дженкинс знали, но. Кстати, спектакль появился раньше фильма — его премьера состоялась в 2013.

Спектакль обозначен как трагикомедия, причем 18+. Впрочем, в данном случае ограничение 18+ обусловлено, как нам пояснили, исключительно тем, что мужчины исполняют женские роли. Ну и некоторые костюмы, гм. слишком уж оригинальны (и на мой личный взгляд не особо оправданы) — но это не про главных героев. Ничего такого, что бы на самом деле требовало строгого ограничения по возрасту, здесь нет (в отличие от того же «Мелкого беса», например).

Для нас играли:

Мария — Иван Иванович

Спектакль этот оказался совершенно невообразимой комедией, при этом переполненной трагизмом. Мадам Дженкинс в исполнении Дмитрия Бозина настолько трогательная, ранимая и вместе с тем сильная, прямо-таки несгибаемая личность. Она влюблена в музыку и весь смысл ее жизни — в музыке, в пении, в концертах. Флоренс кажется слабой и беспомощной на первый взгляд — она не может управиться с собственной горничной и хозяйством, Сэйнт Клэр (бойфренд? муж?) совершенно явно паразитирует на богатой «певице»; Флоренс трогательно волнуется, общаясь со своим новым аккомпаниатором. Но есть то, в чем она уверена и веру ее никому и ничему, кажется, не суждено поколебать: Флоренс уверена, она рождена, чтобы петь, и поет она хорошо. Она столь прямолинейно и наивно ждет, даже требует от всех восхищения своим талантом, столь искренне трактует все, абсолютно все в свою пользу, что это. это невозможно. Смешно и одновременно грустно, даже неловко немного. Вначале думаешь, что же ей никто не скажет, что пение — вообще не ее! Но вскоре понимаешь, что говори, не говори — эта дама знает, что она певица. У нее есть свой фан-клуб (!), она дает концерты (впрочем, купить билет на которые можно только после собеседования, дабы недоброжелатели не просочились в зал), она записывает пластинки (с первого дубля, ибо все же получается идеально!).
Кто не слышал пение Флоренс, можно ознакомиться по ссылке. Это настоящая Флоренс Фостер Дженкинс 🙂 А в спектакле звучат как записи самой Флоренс, так и голос актера. Боже, что Дмитрий творит, какие звуки он выдает! Это что-то невероятное 🙂

Читать еще:  Новогоднее шоу "Королевство кривых зеркал" отзывы

Фото со страницы театра в ВК

Аккомпаниатора Косме МакМуна играет Игорь Неведров. С каждым спектаклем я все больше убеждаюсь, насколько Игорь великолепный, талантливый и разносторонний актер. И здесь его Косме такой настоящий! Мы видим все его переживания: от первоначального почти ужаса от звуков пения и некоторого даже презрения к мадам Дженкинс, до принятия и уважения к ней.
Честно говоря, в этой постановке мне не совсем понятен только один персонаж — Сэйнт Клэр. Ни его костюм, ни его образ в целом. Мария (горничная) на своем месте, у нее очевидная и понятная задача, с которой она (собственно, он — Иван Иванович) вполне справляется, привнося комедийности, не отягощенной глубокими переживаниями. Обе дамы — и Дороти, и Миссис Вериндер-Гедж, также понятны и образы их соответствуют задаче: одна — глава фан-клуба и вхожа в «ближний круг» певицы, вторая — оппозиция, возмущенная общественность, оскорбленная в лучших чувствах преподавательница музыки, этакий собирательный образ всех противников Флоренс. А вот Сэйнт Клэр как-то выбивается, на мой взгляд, из этой слаженной команды. Возможно это из-за того, что Павел Новиков только что, если не ошибаюсь, ввелся на эту роль. Возможно, как-то это все выправится. Но пока Сэйнт Клэр персонаж самый гротескный (да-да, даже Марию перещеголял) и самый бесполезный. Кажется, убери его — и ничего не изменится. хотя у него есть и монологи и вообще крупные сцены.

Ну, вернемся от актеров к спектаклю )) Итак, это комедия. Никогда не думала, что в театре Виктюка такое возможно, но зал смеялся практически все два часа сорок минут. Ну, с небольшими перерывами. Даже совершенно несмешное завершение истории вызвало хохот — мне кажется, актеры как-то не были готовы увести все это в полновесную трагедию, хотя могли бы вполне.
Постановка необыкновенно красивая — от нарядов Флоренс до прозрачного рояля все просто идеально. Изображение роз на сцене, огромная ферма, позволяющая использовать не только плоскость, но все пространство, гигантские прожекторы.


Фото со страницы театра в ВК

С музыкальным сопровождением все понятно — музыки много, но это весьма своебразные звуки 🙂

Я уверена, что «Несравненную» я посмотрю еще не раз, и она явно станет одним из моих любимых спектаклей. Ибо это такой мощный заряд хорошего настроения! 🙂

Напоследок наши поклоны:

Театр Романа Виктюка отзывы

Театр Романа Виктюка на Стромынке отзывы

Сам спектакль мне не очень то понравлся Слишком мнго буффонады. А сама идея с ль очевидна, что и не хаслуживает такого раскрытия. Допускаю. Что это может кому. -то нравиться В ланном случае моя вина в том что выбрала не то польстилась на режисера. Но новизны не нашла.

Театр конечно не для всех. Все очень странно и своеобразно, начиная от самого театра, заканчивая сценой и игрой актеров. Но то что выглядит нестандартно на первый взгляд как то затягивает и под конец ты уже в оцепенении захвачен происходящим на сцене.

Мне нравится этот театр, во всем чувствуешь прежде всего видение самого Виктюка. Это откровенный эротизм, иногда на грани (а где грани? Я не уверена), но профессионализм и хорошая подача. Отдельного внимания заслуживает здание театра — памятник авангарда, его в любом случае стоит увидеть.

Ходили на спектакль «Служанки» получили прекрасные и разнообразные эмоции, возможность понять что-то и про себя. Сразу же захотелось посетить театр ещё. (И да, прежде чем идти на спектакль, надо подготовиться и посмотреть, сможет тебе он быть интересным, сможешь ли ты адекватно оценивать, впустить в себя такую постановку, а не плеваться потом в комментариях).

Бредовый и скучный спектакль Мастер и Маргарита с бездарным сценарием, бессмысленным сюжетом, оскорбляющий память советского народа, оскорбляющий чувства верующих и просто обычных людей. Гениальное произведение просто обгаженно других слов нет. Постановка ни имеет ничего общего с романом Булгакова. Не ходите. Хватило только на сорок минут. В первые в жизни ушли со спектакля до окончания. Позор театру, его актёрам и режиссёру.

Место для людей с необычными вкусами! Так как я одна из таких- мне все безумно нравится, после постановок Виктюка я отхожу неделями! Сам театр красивый, современный, в буфете не принимают карт-готовьте кэш, если хотите побаловать себя шампанским перед экстравагантными постановками

Необычный театр с естественным освещением, но на время спектакля окна закрываются жалюзи. От спектакля остались неоднозначные впечатления. В целом актеры играют хорошо и вытаскивают картину в целом своей харизмой. Сюжет не понравился, но тут на любителя. Обычно выходишь со спектакля и в голове какая-то мысль, а тут никакой мысли, кроме смешанных чувств «понравилось или нет». Но всё равно лучше, чем дома сидеть)

«Служанки» смотрела в 1992 году, решила еще раз пересмотреть. Первый раз спектакль понравился больше, был более динамичным. В этот раз тоже не плохо, актеры молодцы, играют на разрыв. НО. По окончании спектакля было устроено танцевальное шоу. Такое впечатление, что попали в низкопробное варьете с вульгарными танцами. Не ожидала такого от Виктюка. Вкус ему изменяет. Хорошое впечатление от спектакля смазано.

Читать еще:  Отзыв о Творческое объединение "Триумф"

Сходили на спектакль «Рудольф Нуреев. Нездешний сад». Ну очень специфическая трактовка биографии гения. Нудно, странно, чересчур пафосно. Наверное, в этом есть своя красота для поклонников современного искусства. Но, если Вы предпочитаете классику, навряд ли данный спектакль принесёт вам удовольствие. Сбежать со спектакля вы не сможете: он идёт два часа без антракта. Вместе с тем, очень порадовало, что места на балконе достаточно хорошие, видно всё, что происходит на сцене. Хорошо продуманная рассадка.

Вы ничего не знаете о театре, если не были в театре Романа Виктюка. Гениальный режиссёр, гениальные артисты! Происходящее на сцене завораживает, не даёт выдохнуть. А старые гениальные спектакли: Саломея, Служанки? ! Гениально! Но нужно быть готовым к специфическому языку Гения!

Кошмар. Все орут, ради таких воплей не стоит тратить время и деньги. Сложно сказать об игре актеров, т. к. Спектакль без темы весь поставлен на надрыве и криках. К искусству это не имеет никакого отношения. Если хотите отвратить подростков от похода в театр, идите в театр Виктюка

Смотрела «Коварство и любовь»с дочерью 12лет супер! Эмоционально, в финале накопителный эффект кульминация эмоций! Очень понравилось! Ребенок воспринял все прочувсвовал, несмотря на то что шуршала обертками от конфет. Хочу еще на др постановки, буду в Московии приду обязательно.

Этот театр всегда впечатляет! Ходили с детьми на «Ромео и Джульетта» — как раз у младшего по программе — спектакль произвёл впечатление на всех! На мой взгляд, в исполнении мальчика на этой сцене я видел самую натуральную и лучшую Джульетту из всех театральных постановок.

Рецензия на спектакль «Служанки» в театре Романа Виктюка

Есть ли постановки, которые заставляют с первых секунд сердце биться быстрее, а мурашки бежать по спине? Не знаете? Так вот, это тот самый случай.

«Самый необыкновенный пример превращения бытия в иллюзию, воображения в реальность- это пьеса Жене «Служанки». В театральном спектакле Жене привлекают фальшь, подделка, искусственность…».

Так написал Жан-Поль Сартр о произведении своего друга. И был прав.

Скандальный, ни на что не похожий спектакль «Служанки», в постановке Романа Виктюка, пережил три редакции и в этом году празднует свое 30-летие, но до сих пор будоражит умы и воображение зрителей.

Пьеса «Служанки» была написана в 1947 году знаменитым французским писателем.

Творчество и биография которого вызывает споры по сей день. Главными героями произведений этого бунтаря-неформала были убийцы, воры, сутенеры, проститутки и другие обитатели дна. Вот и здесь мы попадаем в мир служанок, которые любят и ненавидят свою Госпожу одновременно. «Вы отвратительны, моя красавица» говорит Соланж сестре во время их игр.

В театре Романа Виктюка премьера третьей редакции «Служанок» состоялась 28 октября 2006 года. Причем режиссером постановки выступает Александр Зуев, имеющий опыт участия в спектакле с самого его рождения. Это драма в одном действии, продолжительностью 2,5 часа. Так называемый «театральный ритуал» — когда представление не в привычном для нас понимании для зрителей, а только для актеров. Где они жрецы, а мы лишь присутствуем при ритуале, как в храме.

Как и завещал Жан Жене все роли в «Служанках» исполняют мужчины. Прекрасный квартет Дмитрия Бозина ( Соланж), Александра Солдаткина ( Клер), Алексея Нестеренко ( Мадам), Ивана Никульча ( Месье) поражает своей органичностью. Там, где заканчиваются движения и пластика одного, тут же начинается роль другого.

Опускаются жалюзи на окна, и мы оказываемся в гостиной Мадам. Вокруг зеркала причудливых мягких форм, кресло-качалка, цветы и хореографический станок, изогнутый дугой. Это единственное, что отделяет нас от актеров. Стоящие и рассаженные по бокам сцены куклы в человеческий рост, создают ощущение присутствия посторонних людей.

Перед нами появляются необычайной красоты мужчины, голые по пояс с идеальными телами, и мы попадаем в волшебный мир Виктюка. Под мелодии знаменитой французской певицы Далиды актеры танцуют. Да это не просто танец! Это завораживающие движения. Яркие, раскрепощенные, сексуальные юноши двигаются как боги! Мы видим их потные тела, слышим дыхание. Как и хотел Жан Жене, «костюмы будут сделаны не для того, чтобы одеть актеров; сценические костюмы – средство устроить парад, во всех смыслах этого слова», художник по костюмам Алена Коженкова одевает героев в развевающиеся юбки. Никаких полутонов. Это или кроваво красный или черный и, конечно, белый цвет специально для Мадам. Если это платье — то оно из алого бархата, если меха- то это роскошная шуба из соболя.

Соланж и Клер сестры-служанки. В отсутствие хозяйки они любят наряжаться в одежды своей госпожи, краситься ее пудрой, пародировать ее манеру говорить и разыгрывать сцены с участием Мадам. Анонимными письмами служанки донесли на любовника Госпожи, но внезапно его отпустили.… Теперь их обман может раскрыться, и девушки принимают решение убить хозяйку, добавив яд в липовый отвар. В итоге, гибнет Клер, принявшая яд, вместо Мадам.

Спектакль смотрится на одном дыхании. Своей игрой актеры погружают нас в другую реальность, где уже не важно мужчина ты или женщина, госпожа или служанка. Особая манера речи, растянутые слова, ощущение, что мы слышим дыхание актеров, пронзительная музыка, пластические номера- все это оказывает гипнотическое воздействие на зрителя. Мы очнемся после спектакля, будто вынырнем из воды после долгого погружения и поймем, что можем спокойно дышать на поверхности, но никогда не забудем, что видели там.

Зрители чувствуют, что спектакль далеко не о взаимоотношении служанок и господ, это о каждом из нас. О наших душах, которые Виктюк и его команда обнажают в этой постановке. О низменных мыслях и вместе с тем высоких мечтах. О том, что может никогда не случится в наших жизнях. О животном начале человека.

Идеально подобранная музыка, чарующий голос Далиды, Реквием Джузеппе Верди, разлетающиеся костюмы, удивительная пластика и, конечно, бесподобная игра актеров, создают незабываемый театральный ритуал, свидетелями и участниками которого становятся зрители…

Если под сильным впечатлением вы не сможете сразу покинуть театр, то можно дождаться, когда выйдут из гримерки актеры и взять автограф. В фойе всегда стоит толпа, которая ждет уже полюбившихся служанок.

Как писал сам Жене, «раз мы противопоставляем жизнь и сцену, значит предчувствуем, что сцена соседствует со смертью и любые вольности в ней допустимы».

Источники:

http://www.afisha.ru/performance/71137/reviews/

http://lenulja79.livejournal.com/745850.html

http://gdefirmi.ru/msk/teatr-romana-viktyuka-10670

http://listim.com/posts/103

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector