Отзыв об Однажды в Голливуде

Все отзывы о фильме Однажды. в Голливуде

Once Upon a Time. in Hollywood (2019, Великобритания, США, Китай) , IMDb: 7.8

Рецензия «Афиши»

Тарантино в шаге от триумфа

В 1969 году Рик Далтон (Леонардо Ди Каприо), актер, бывший в 1950-е звездой телевестерна, не сумевший закрепиться в кино и теперь играющий злодеев в проходных сериалах, переживает что‑то вроде экзистенциального кризиса. Его карьера явно на закате — предложение поехать в Италию сниматься в спагетти-вестернах выглядит оскорбительно. Он много пьет. Его единственный друг — он же дублер, он же шофер, он же мальчик на побегушках, он же нянька — каскадер Клифф Бут (Брэд Питт), человек на зарплате. Самое обидное, что возможности — они вроде бы вот, на расстоянии вытянутой руки (или, как выражается Рик, одной вечеринки у бассейна): в соседний дом в Беверли-Хиллз недавно въехал самый востребованный режиссер Голливуда Роман Полански с красавицей-женой Шэрон Тейт (Марго Робби).

Интересно, какими глазами будут смотреть девятый фильм Квентина Тарантино люди — а в России, допустим, их будет полно, да и не только в России, — не знающие или не помнящие историю семьи Романа Полански и «семьи» Чарльза Мэнсона? С какими мыслями они придут в кинотеатр, с какими выйдут? Этот момент пока не обсуждается, в отличие от специальной просьбы Тарантино к журналистам не выдавать финал, но со временем стоило бы. Так или иначе, информация, что «Однажды… в Голливуде» — «фильм про Шэрон Тейт», оказалась не вполне точной: это фильм про соседей Шэрон Тейт.

Равно как это и не «фильм про Чарли Мэнсона»: фамилия злодея не звучит, кажется, ни разу, а играющий его Деймон Херриман на съемках, скажем так, не перетрудился. Хотя, например, обстоятельный визит на «киноранчо Спэна» — лос-анджелесское поместье, в котором сперва снимали вестерны, а потом обустроилась секта Мэнсона, — один из самых эффектных эпизодов фильма и напоминание, каким виртуозом саспенса может быть Тарантино, когда захочет. Среди мэнсоновских девушек выделяется Лена Данэм — очень смешное почему‑то кастинговое решение.

В плане кастинга вообще, как обычно, масса занятного: пара сценок есть у Аль Пачино, играющего голливудского агента Шварца, пара — у Курта Расселла, мелькают покойный уже Люк Перри, неузнаваемая, очень жуткая Дакота Фэннинг, великий Брюс Дерн. У Марго Робби хороший эпизод, в которой счастливая Тейт смотрит кино с собственным участием. Совершенно гениальный короткий выход у Дэмиана Льюиса, изображающего Стива МакКуина. Въедливый Тарантино даже нашел на роль Полански какого‑то молодого поляка. В фильме отчего‑то нет — это тоже, наверное, отдельная новость — Сэмюэля Л.Джексона.

Ди Каприо и Брэд Питт, стоит ли говорить, делают все, что от них ожидаешь. А первый и чуть больше. В картине есть длинный кусок про то, как Рик Далтон снимается в вестерне — вроде бы затянутый и ритмически выпадающий, но, конечно, необходимый Тарантино именно в таком виде. В процессе Далтон, уже пребывающий в истерике, вдруг вспоминает, какой он на самом деле отличный актер, и прыгает выше головы — Ди Каприо играет все эти стадии, и это маленькое чудо. В каких‑то оскалах он тут напоминает Джека Николсона, кто бы мог подумать. Что касается Питта, то его персонаж по большей части обаятельно щурится — впрочем, так же он курит интересную сигарету, снимает рубашку, пробует собачью еду и дерется с Брюсом Ли.

Рик Далтон и Клифф Бут — старая школа, которую ветры эпохи сталкивают с новой (сектанты Мэнсона были хиппи, детьми, так сказать, цветов): в каком‑то смысле Тарантино пишет консервативный манифест. Впрочем, любой синефил — где‑то консерватор, и, конечно, в искренней одержимости режиссера ушедшей поп-культурой, которую он фетишизирует так же, как женские ступни, иронии более чем достаточно. Этот фильм, к слову, демонстрирует нешуточный талант автора еще и к троллингу. Эпизод, в котором герой Питта требует у соблазняющей его девицы паспорт, или, например, уморительный диалог героя Ди Каприо с восьмилетней актрисой прогрессивных взглядов — классика жанра. Мизогиния, жестокое обращение с женщинами? Смотрите внимательно.

Шутки шутками, но разного рода преступлениями и трагедиями, зачастую связанными как раз с женщинами, история Голливуда полна, и при всем напускном легкомыслии «Однажды… в Голливуде» это облако все время угрожающе висит над фильмом, где действуют Роман Полански и Шэрон Тейт. В биографии героя Питта есть отсылка, кажется, к судьбе (будущей на тот момент) Натали Вуд. Или можно погуглить, к примеру, биографию актера Джеймса Стейси, которого тут играет Тимоти Олифант.

И ежу понятно, что, если бы Тарантино просто хотел отправить длинную валентинку кинодеятелям прошлого, ему хватило бы такта выбрать другой исторический эпизод. В «Однажды… в Голливуде» есть сожаление о конце эпохи и о том, как все могло пойти иначе, и настоящая горечь — хотя за аттракционами на первом плане их можно и не приметить. И, пожалуй, в данном случае это свидетельствует не о тонкости автора, а о том, что что‑то не получилось. В финальных титрах трудно не почувствовать легкое разочарование: главный режиссер своего поколения впервые за долгое время (насколько долгое — вопрос дискуссионный) был близок к по-настоящему грандиозному фильму — и все-таки чуть недожал, не придумал и под конец выбрал путь насколько из ряда вон выходящий, настолько очевидный и, страшно сказать, вторичный. Ну что же. Насчет спойлеров Тарантино переживает зря: без них финал не станет лучше. Зато все остальное и с ними не станет хуже: любовь не заспойлерить.

Читать еще:  Отзыв об ООО "ТДМ"

КГ-Портал

Обратная связь со Всеяредакцией

Однажды. в Голливуде

Once Upon a Time. in Hollywood

В названии «Однажды… в Голливуде» обыгрывается несколько фольклорная природа фильма на манер народных сказок: «Однажды в некотором королевстве…», «Как-то раз в тридесятом царстве…» Как сказка он и смотрится: парадоксально, но один из самых циничных и беспринципных режиссёров в Голливуде раскрыл себя перед зрителем в амплуа не просто романтика (которым был всегда), но ещё и невероятно жизнелюбивого и гуманного человека.

Квентин Тарантино настолько тонко, точно и живо описывает эпоху «свингующих 60-х», что, честно говоря, меньше всего хочется подвергать этот фильм анализу. После просмотра выходишь с совершенно удивительным ощущением, будто только что пролетели самые прекрасные два часа в твоей жизни. А потом узнаёшь, что фильм-то, оказывается, идёт почти три. Такой эффект возникает, потому что режиссёр ни на секунду не даёт зрителю расслабиться — в лучшем смысле этих слов, постоянно меняя темп повествования.

Вот мы наблюдаем за рефлексией почти вышедшего в тираж голливудского лицедея Рика Далтона, который отчаянно пытается доказать всем вокруг и самому себе, что он достойный актёр. В этом можно увидеть лёгкий, очень милый троллинг исполняющего его роль Леонардо Дикаприо, который свой «Оскар» выбивал с потом, кровью и соплями во время съёмок «Выжившего». Причём здесь он играет на вторую статуэтку (которую, разумеется, не получит). Рик не хочет сниматься в итальянских вестернах, считая это унижением, даже несмотря на то что уже триумфально отгремели трилогия Серджио Леоне, «Великое молчание» и «Наёмник» Серджио Корбуччи (который, к слову, фигурирует в фильме — это реверанс его же фильму «Джанго», который лёг в основу ещё одной картины Тарантино).

Такие милые реверансы своим вдохновителям режиссёр делал и раньше с большим удовольствием — но никогда прежде он не превращал целый фильм в оду всему любимому кино. «Однажды… в Голливуде» — это огромный ретропоклон всему кинематографу разом. Но вот настроение меняется, и Тарантино показывает мастер-класс по нагнетанию саспенса, отправляя персонажа Брэда Питта на ферму, где поселилась «Семья» Чарльза Мэнсона, который, к слову, в фильме почти ни разу не называется по имени. Для зрителя, пришедшего на сеанс без знания культурного и исторического фона, фильм будет во многом непонятен — как минимум этот зритель и близко не ощутит того невероятного кинематографического удовольствия, которое накрывает ближе к концу.

Тарантино не впервой менять реальность, и он занимается этим с невероятным упоением в каждом фильме: в «Криминальном чтиве» были несуществующие строчки из Библии, в «Бесславных ублюдках» — альтернативный ход истории, в котором нацисты гибли в огне кинематографа. Без спойлеров, но на сей раз Тарантино зашёл в этом плане ещё дальше: пламя фигурирует вновь, и оно вновь дарует зрителю очищающий катарсис. Как сказал бы Ганс Ланда: «Ждите взбитых сливок!»

Помимо удивительно точного настроения и формы, которая не отпускает все три часа, Тарантино удалась искусная стилизация под фильмы 60-х — и тут он снова даёт волю своему безудержному воображению, вставляя Дикаприо в «Большой побег» Джона Стёрджеса, заменив на него Стива Маккуина (которого в маленьком эпизоде играет Дэмиэн Льюис — сходство просто стопроцентное). Конструируя собственную кинематографическую реальность, он буквально выстраивает Голливуд своей мечты и сам пишет его историю. И некоторые из зарубежных критиков сетуют, что это какое-то старческое ворчание, мол, «кино уже не то». Да вот ну ни разу. Наоборот: Тарантино делает это с таким молодецким задором, что хочется тут же купить себе гавайскую рубашку, закурить сигару и со стаканчиком виски со льдом приступить к просмотру «Команды разрушителей».

Если говорить об этом фильме формально, языком отчётности, то будет так: режиссура на высоте, диалоги круты, Питту и Дикаприо по «Оскару», фиксация на ступнях Марго Робби присутствует. А если говорить человеческим языком, то «Однажды… в Голливуде» — самое честное и трогательное признание в любви к кино за всю карьеру Тарантино. Да и всего кинематографа в целом, наверное.

Рецензия к фильму «Однажды. в Голливуде» от Constance

Мысли вслух

Браво, Квентин! Такую сладкую сахарную косточку бросил киноманам! Фильм уже почти разложили на атомы, но тем не менее всплывают все новые и новые детали (догадки? факты?). Что прототипами Рика и Клиффа отчасти стали Берт Рейнолдс и его друг, профессиональный каскадер Хэл Нидем. Что прототипом малолетней Джули Баттерс, партнерши Рика по сериалу «Лансер», стала семилетняя Джоди Фостер, в активе которой в 1969 была уже пара вестерн-сериалов. Что интервью у Рика и Клиффа в начале ленты берут в декорациях «Джанго освобожденного». И критики, и зрители продолжают соскребать по сусекам внушительную обойму фильмов и имен кинодеятелей, которых так или иначе»увековечил» Квентин. К этому реестру автор этих строк может мало что добавить. Если только вспомнить, да и то уже наверняка кто-то вспоминал, что Рик Далтон не мешает выпивку с травкой — и это кредо самого Лео, который вырос в коммуне хиппи, и , видимо, насмотревшись всякого, зарекся от наркотиков на всю оставшуюся жизнь. Или, что Рик Далтон, возвращаясь после полугодовых итальянских «каникул» домой в Голливуд, думает, останется ли востребованным , или это будет еще один шаг к возвращению домой в Миссури — в Миссури на самом деле вырос Брэд Питт.

Хочу поделиться тем, почему воспринимаю «Однажды…» как совершенно «свой» фильм. Хотя, Тарантино сам по себе — мои ассоциации параллельно сами по себе. Во-первых, 1960е совершенно уникальная эпоха в истории человечества, время революционной перезагрузки традиционного уклада жизни, рутинной обыденности, консервативных ценностей, культурных парадигм, время неограниченной (казалось бы!) свободы, попрания всех и всяческих условностей и общепринятой морали. Борьба за права человека, студенческие волнения, Вьетнамская война с ее разрушительными социальными и психологическими последствиями, дети цветов — хиппи, свободная любовь, травка, «ЛСД-гуру» Тимоти Лири — писатель и психолог, гуру поп-арта Энди Уорхолл, лицо модного Лондона и икона стиля топ-модель Твигги, расцвет классического рока…
Романтическая благостная эпоха однако закончилась, не успев толком начаться, уже в 1969м, советскими танками в Чехословакии; убийством Шэрон Тейт, обнаружившим гнилую изнанку свободолюбивых хиппи — сектанты-наркоманы во главе со своим «Христом», несостоявшимся рок-музыкантом … Почти все приметы этого яркого, сочного, событийно богатого времени любовно запечатлел Квентин, весь калейдоскоп событий с его стремительным восхождением и самоубийственным крутым пике. Собственно, старое разрушили — новое не построили, поэтому до сих пор бьемся за права человека в целом и разных меньшинств в частности, против насилия, войны и т. д., и топчемся на руинах 1960х в определенной степени. Великолепным напоминанием этого факта стал видеоряд под песню в исполнении Роберта Циммермана в начале «Хранителей» Зака Снайдера.

Читать еще:  Отзыв об Эдгард Запашный

Вся эта многообразная романтика была впитана как губкой кинематографом — молодым независимым, с мгновенной реактивностью, так сильно отличавшимся от рутинной студийной системы: прихотливый роман американца и француженки в великолепных декорациях Лос-Анджелеса «Ателье моделей», психоделический «Беспечный ездок», студенческие волнения в «Напрямик», фарс на тему секса «Боб и Кэрол, Тэд и Элис», роуд-муви одного одиночки «Исчезающая точка»; фильмы Брюса Ли, который не просто подарил экрану боевые искусства, но сделал это в высшей степени профессионально и красиво… Собственно, и кинематограф стал отдельным и полновесным жанром искусства именно в 1960е.

Приятно, что одним из главных стимулов для фильма стала история супругов Тейт-Полански. Тарантино упоминает только один культовый фильм Полански — «Ребенок Розмари». Однако к этому времени Роман успел снять в Европе еще три крутейших ленты— канонические и по сей день актуальные психологические триллеры «Нож в воде», «Отвращение» и «Тупик», полные хичкоковского саспенса, элементов хоррора и драматического накала Бергмана и Антониони. Полански окрестили польским Орсоном Уэллсом и ждали с нетерпением на всех международных кинофестивалях. К его уникальному таланту постановщика приложился еще один козырь, почти козырной туз — красавица Шэрон Тейт. Ее первый заметный персонаж в ленте «Долина кукол» (номинация на Золотой глобус), упоминаемый Тарантино в «Однажды…», произносит под занавес фразу: «У меня нет талантов, только тело». Эта фраза включала все сомнения Тейт относительно собственной персоны, но была в значительной степени лукавством — у девушки была железная хватка и она быстро училась. Во франко-итальянской версии «12ти стульев» она появляется на экране рядом с большими звездами Орсоном Уэллсом, Витторио Гассманом, Витторио Де Сикой и нисколько не проигрывает им и не теряется в их тени. Этой паре суждено было стать законодателями кинематографической моды в Голливуде на пару десятков лет, увы… Возможно сегодняшний Голливуд был бы несколько иным, будь в нем длинная страница Полански-Тейт… При жизни Шэрон успела стать только законодательницей светских тусовок и иконой голливудского стиля, своего рода «американской Твигги». Кстати, толчком карьеры Твигги стало знакомство с модным парикмахером Леонардо — для Тейт тандем с парикмахером и стилистом Джеем Себрингом.

Не могу не разделить с Квентином любовь к вестернам. Собственно, в 1960е классические вестерны как продукт сугубо американский (Дикий запад, индейцы, ковбои) также претерпевали перезагрузку (оставляя без работы вестерн-звезд прошлых лет!), в том числе благодаря итальянским мастерам (Леоне и Корбуччи) и их спагетти-вестернам — средоточие драйва, насилия и иронии как альтернатива американской классике. Собственно в это безвременье и помещает Тарантино своих Рика Далтона и Стива Маккуина, тоже звезды вестернов в прошлом, в том числе одного из лучших на все времена «Великолепная семерка» 1960; хотя их актерские судьбы складываются совершенно разно.

Тарантино сдал себе для проекта еще один козырь — Лео и Брэд, впервые бок о бок. Оба успели побывать секс-символами своего времени и героями-любовниками, один после «Титаника», другой после «Интервью с вампиром», нашли своих режиссеров, раскрывших их драматический потенциал — Брэд в первую очередь Финчера, Лео не ограничился просто-таки влюбленным в него Скорсезе и работал и с Вуди Алленом, и с Денни Бойлом. Оба побывали на экране наркоманами — Брэд и в жизни не избежал наркотиков, и в «Настоящей любви» по сценарию Тарантино (Оскар в студию обоим!), Лео в «Дневнике баскетболиста»; психопатами разного замеса — Брэд в «12 обезьян» играл клинику, Лео в «Что гложет Гилберта Грейпа», едва ли не лучшей своей роли, самой спонтанной, психически нестабильного подростка, а в «Волке с Уолл-стрит» откровенного укурка. Оба успели поработать с Тарантино. По отдельности. В персонажах Лео всегда было больше «романтического надрыва», в юности коллеги по цеху вообще называли его девчонкой. Герои Брэда всегда были более мужественны, брутальны, прагматичны и ближе к земле, к тому же он отличный комедиант («Cool world», «Джонни-замша», «Большой куш») и успел побывать по другую сторону камеры. Этот же баланс амплуа актеров соблюден и здесь — обаятельный актер-истеричка и невозмутимый каскадер-мачо. Лео хорош, но Брэд однозначно перетянул одеяло на себя.

Нет необходимости говорить о виртуозности сюжета и колоритности истории и ее подачи, вкуснейшей эклектичности ленты, неотразимой «домашней труппе» Тарантино, великолепной сочной картинке, божественном саундтреке, самое сладкое в котором для автора этих строк — California Dreamin и Hush. Лента вся залита ощущением невероятной расслабленности, истомы, маленького счастья и калифорнийским солнцем, теплый эффект еще усиливается благодаря ярким желтым пятнам, добавленным рукой художника по костюмам Арианны Филлипс — желтая гавайка Клиффа/Брэда и желтенький трикотажный костюмчик Шэрон на вечеринке Playboy это просто песня. Вообще костюмы в этой ленте заслуживают оваций не меньше, чем искусно собранный сюжет, как образец стиля и вкуса — мокасины Клифа, длинное кожаное пальто Шэрон, прикиды выводка долгоногих босоногих хиппарок, курточки Рика Далтона на экране и в жизни. Забавно, что почти одновременно с фильмом Тарантино стартовали две артхаусные европейские ленты о знаковости предметов одежды и ее мистическом влиянии на своего обладателя — французский «Оленья кожа» и британский «Маленькое красное платье».

Читать еще:  Отзыв об Интернет магазин Бонза

Киноманы наверняка в свое время не пропустили еще одну ленту «Однажды в Голливуде», снятую в 2008 году оскароносным Барри Левинсоном («Человек дождя») — дивную камерную драмеди о голливудском закулисье с крутым звездным кастом, «горькие голливудские истории с линии фронта», но уже наших дней. Это совсем другой ракурс и время, а вот лента «Мертвые пледов не носят» чем-то очень родственна тарантиновскому фильму и посвящена Голливуду 1940х, также с внушительной нарезкой старых лент.

В общем, спасибо Квентину — он открыл дверь в очень увлекательную реальность. «У кино две функции — отображать окружающую реальность и создавать новую» (Зигфрид Кракауэр, один из самых влиятельных теоретиков кинематографа). Тарантино мастерски соединил обе.

Авторизация

Отзывы и рецензии на фильм Однажды. в Голливуде

Once Upon a Time in Hollywood

Мировая — 26 июля 2019 года

159 минутСША, Великобритания, Heyday Films , Sony Pictures Entertainment (SPE) , Visiona Romantica Режиссёр Квентин Тарантино Сценарист Квентин Тарантино Актёры Марго Робби , Леонардо ДиКаприо , Брэд Питт , Тимоти Олифант , Аль Пачино , Дакота Фаннинг , Мартин Коув , Курт Рассел , Джеймс Марсден , Люк Перри Продюсеры Дэвид Хейман , Шеннон МакИнтош , Квентин Тарантино

69 рецензий на фильм «Однажды. в Голливуде»

Квентин Тарантино снял самое трогательное, честное и искреннее признание в любви к кино — и при этом остался Квентином Тарантино.

Это хороший фильм. Странная незавершенная арка главных героев и тематическая размытость пусть и мешают получить такой катарсис как в конце тех же «Бесславных ублюдков», к примеру, но они не в силах смыть удовольствие от картины, накопившееся за.

Восторг от картины вызывают безукоризненный сценарий, уход режиссера от пресловутой деконструкции жанра и актерские работы. Как Квентин справился со столь мегалодонским кастом — загадка.

Душевная и трогательная попытка Квентина Тарантино поиграть на комедийном поле в декорациях Голливуда конца 60-х, собрав внушительный капустник из звезд разной величины. Хорошо, что попытка удачная, но не покидает ощущение, что мэтр может гораздо.

Тарантино снял свой самый необычный фильм. Неожиданно для всех режиссёр поставил в центр повествования не выходцев из криминального мира или участников войны, а деятелей кино, — и наблюдать за ними не менее интересно, чем за приключениями Винсента.

В «Однажды в Голливуде» есть сожаление о конце эпохи и о том, как все могло пойти иначе, и настоящая горечь — хотя за аттракционами на первом плане их можно и не приметить. И, пожалуй, в данном случае это свидетельствует не о тонкости автора, а о.

Тарантино и раньше обращался к прошлому, но никогда не реконструировал его настолько скрупулёзно, не стремился так глубоко вскрыть саму «суть» выбранного времени и места.

Детство можно любить или ненавидеть, но практически ни у кого не хватает смелости над ним уже во взрослом возрасте насмехаться. Тарантино, обычно едко реконструирующий любую эпоху — от Второй мировой до потерянных 80-х — здесь более мягок и даже.

Потрясающе атмосферное и неспешное зрелище с фирменными тарантиновскими диалогами и лучшим экранным дуэтом последних лет. Но если вы не готовы отдать себя фильму целиком и два с половиной часа гулять по солнечным улочкам Лос-Анджелеса, он попросту.

Нигде, как в «Однажды в. Голливуде» Тарантино так бесстрашно и нахально не присваивал себе функции бога. Для нынешнего безбожного мира, мечтающего о чуде, этот экранный опыт сродни откровению.

С тем же сверхъестественным ощущением ритма, что и раньше, Квентин живописует эпоху во всем ее абсурде и великолепии, и не поймешь, издевается или на самом деле со всей душой.

Возможно, это единственный фильм Тарантино, который скучно смотреть, несмотря на его явную мейнстримную направленность: всё время только и думаешь о том, что половину сцен можно было бы смело выкинуть на монтаже.

Правильные вопросы зачастую важнее правильных ответов. Квентин Тарантино знает это как никто другой. Умудрённый опытом постановщик в своём девятом полнометражном фильме заявляет: пока мы не потеряем способность рассказывать истории, пока нам будет.

Раньше Тарантино убивал людей, чтобы кино оживить. Теперь он убивает, потому что не может дать кино умереть.

Смотреть «Однажды в… Голливуде» — все равно что листать старый альбом и ностальгировать по прошлому. Очень сложно запечатлеть момент спустя пятьдесят лет. Но для Тарантино нет ничего невозможного. В его опытных повзрослевших руках «тот самый».

Даже через экран видно, с каким упоением Квентин кайфует от своего детища. Поэтому картина — не просто пародия. «Однажды в… Голливуде» — ода ушедшему детству, в которое до этого фильма можно было вернуться лишь в воспоминаниях.

Мастерски сделанный трехчасовой капустник. Унылый, хоть и красочный, новогодний огонек на Первом, спасают который последние полчаса. Калейдоскоп удачных сценок, который, увы, не складывается в нечто выдающееся. Занавес.

«Однажды… в Голливуде» — великолепная картина, лучше не бывает. И совсем другой Тарантино, не тот, к которому вы привыкли.

Тарантино снял один из своих лучших фильмов последних лет, где сполна утолил и свои, и зрительские синефильские страсти.

Once Upon a Time. в целом лишён какого бы то ни было развёрнутого нарратива — не считая завязки и развязки. Взамен он буквально сверху донизу напичкан сложной драматургией.

Источники:

http://www.afisha.ru/movie/246118/reviews/

http://kg-portal.ru/movies/onceuponatimeinhollywood/reviews/5818/

http://www.kinonews.ru/userreview_2127/

http://kritikanstvo.ru/movies/onceuponatimeinhollywood/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector