Программа «Это я» отзывы

Содержание

Проект «Это я»: взгляд изнутри

Пообщались с авторами экспериментального телепроекта Первого канала, в котором герои изо дня в день снимали себя и свою обычную жизнь. Выяснили, как создавалось селфи-доку-реалити-шоу и на что пришлось пойти его участникам

  • 22 декабря 2016
  • 1365
  • Руслан Насыпов

Популярное

Что не так с «Вторжением»: не тот блокбастер, не те судьбы, не та прическа у Александра Петрова

Семь вещей, которым учит «Пила»

Техника до «Оскара» доведет — 2020

Владимир Фенченко: «Конъюнктура и продюсеры убивают искусство»

15 книг о кино, которые вышли в 2019 году

Рождение проекта

Автор идеи — руководитель дирекции креативного планирования Первого канала Елена Афанасьева — вспоминает о непростой судьбе проекта.

— Мы всегда ищем то, чего нет на нашем канале и что может быть любопытно нашей аудитории. Проект был экспериментальным — мы могли попасть в аудиторию, а могли не попасть. Главное — не «заплесневеть», не оказаться в каком-то консервированном состоянии на тех успешных форматах, которые много лет у нас работают.

Елена Афанасьева

Слово селфи известно в широком обиходе около пяти лет. Тем не менее им активно пользуются и дети, и государственные мужи. Еще одна современная тенденция — вытеснение фотографий видеороликами, блоги на YouTube и других ресурсах. Все с удовольствием снимают себя и при экстраординарных обстоятельствах, и во вполне бытовых условиях. Но пока реализовать основанный на селфимании телевизионный проект решились только израильтяне. Первый канал — в числе российских первопроходцев.

По словам Елены Афанасьевой, замысел передачи родился гораздо раньше, чем она вышла в эфир. Несмотря на сомнения определенной части зрителей и даже некоторых профессионалов, «Это я» — не постановочное шоу. Данное условие стало принципиальным еще на стадии бумажного пилота, когда расписывались идеи, герои, конфликты и задачи.

По задумке авторов, сценаристом и режиссером должна была выступить сама жизнь. Восемь женщин ежедневно снимают себя в любых ситуациях. События развиваются таким образом, как того пожелают героини, а не продюсеры, повествование идет от первого лица. По словам Афанасьевой, специально для проекта была разработана «уникальная технология работы с десятками тысяч часов видеоматериала, который день за днем снимают герои, и превращения этого бесконечного потока в документальный телероман».

Подготовка к производству

Когда Константин Эрнст дал «добро», началась активная работа над неэфирным пилотом. В первую очередь нужно было подобрать режиссера. После непростого поиска взаимопонимание удалось найти с такими известными и талантливыми документалистами, как Павел Костомаров и Александр Расторгуев. Совместными усилиями был выпущен пилот, после которого Константин Эрнст счел новый формат «телевидением будущего» и решился на смелый эксперимент — производство сразу 80 серий.

Р ежиссеры Павел Костомаров и Александр Расторгуев

Был объявлен большой кастинг в интернете, на сайте Первого канала и в социальных сетях. Главное условие — девушки должны впустить посторонних в свою жизнь, снимать себя, ничего не скрывая. Нужно было найти типажи, интересные целевой аудитории. Поиски начались летом 2015. Хотя реклама и анонсы были весьма скромными, заявки отправили более 1700 потенциальных героинь. После тщательного отбора кандидатов приглашение на очный кастинг получили около 300 женщин. Многим из них предложили провести тестовые съемки в течение трех дней. По итогам отсмотра снятого материала в финал прошли 12 кандидаток, и только восемь из них стали героями нового шоу. Как оказалось, не все готовы быть столь откровенными перед миллионом любопытных зрителей.

— Не все получилось сразу, — призналась Елена Афанасьева. — Изначально проект заказывался для дэй-тайма. Уже на этапе кастинга мы понимали, что не попадаем в это время, потому что днем телевизор смотрит в основном возрастная, пожилая аудитория. Они привыкли к более традиционным передачам. Найти героинь, которые бы соответствовали их возрасту, было практически невозможно: селфи это не их жанр, они не привыкли к открытости, публичности собственной жизни, как молодые. В проекте участвовала только одна героиня, которой 50 лет, все остальные — моложе.

Отдельно хотелось бы затронуть основную музыкальную тему проекта. Она принадлежит Александре Николаевне Пахмутовой и Николаю Николаевичу Добронравову.

— Мы долгое время не могли с ними связаться, — вспоминает руководитель программы Ульяна Кириченко. — Обращались в разные музыкальные агентства. Нас предупреждали, что это бесполезно. Но я нашла в интернете контактное лицо, написала письмо и оставила свой номер. Через некоторое время раздался телефонный звонок. Это был сам Николай Добронравов! Мы рассказали им о проекте, отправили несколько серий, и они с удовольствием разрешили использовать свою музыку. Мы были приятно удивлены, настолько это современные по восприятию люди.

Работа с героями

Логгер проекта «Это я»

Работа с проектом была выстроена по специальной технологии: на сервер выкладывались гигабайты отснятого материала. Участницы присылали видео каждые три-пять дней, но до начала эфира не знали, что останется в программе. С каждой из них работал логгер — человек, который все просматривал, компоновал и ставил метки. Затем передавал это редактору, который вел героиню, — он составлял сцены. Сцены получал режиссер и готовил предэфирный вариант, а уже главный редактор прописывал линии героев и раскладывал их по сериям. Но и это еще не все. Готовый эпизод, который должен был выйти в эфир, формировали режиссеры и редакторы. Программа не выходила в прямом эфире. Отснятый материал тщательно обрабатывался, в том числе чтобы не нарушить строгие требования законодательства.

По словам Елены Афанасьевой, был вариант, когда они думали, что локомотивом для привлечения интереса зрителей могут выступать звезды. С несколькими из них пробовали работать, договаривались, но в итоге получали абсолютно причесанный материал. Как только в стенах дома начинался серьезный разговор или назревал конфликт, камера сразу выключалась, поэтому увидеть настоящую личную жизнь звезд практически не удалось.

Анастасия Назарова, героиня проекта «Это я»

Героини же проекта «Это я» — обычные девушки, которые со временем стали привыкать к постоянной записи и полностью раскрепостились. Когда на протяжении месяца ты снимаешь себя хотя бы раз в день, создается ощущение безопасности: ты понимаешь, что из прожитого месяца выйдет всего минут семь, и не факт, что именно этот эпизод попадет в эфир.

Участницы подбирались с учетом проблем, которые близки телезрительницам: девушка, которая хочет детей, но у нее пока не получается; девушка, стоящая перед выбором — рожать без мужа или нет; женщина, которая хочет вернуть мужа; успешная, но одинокая женщина, мечтающая о замужестве; молодая мама, которая засиделась в декрете. Вольно или невольно у них появились свои амплуа. Создатели проекта уверены, что он способен повлиять и на поступки окружающих людей, и на самих героинь. Возможно, кто-то узнает себя со стороны и изменит свое отношение к близким.

— Мы не искали «чернуху», но нам были нужны естественные эмоции. Именно настоящая слеза, а не киношная, отчаяние, взгляд способны передать состояние на камеру. Девушки настолько привыкли к камере, разговаривали с ней как с другом, некоторые научились обращаться через нее к кому-либо в эфире, что после окончания проекта они даже испытывали ощущение депрессии, — говорит Ульяна Кириченко, руководитель программы.

Руководитель программы «Это я»​ Ульяна Кириченко

Рассказывая о проекте, она посетовала, что в поисках интересных судеб на одну из героинь возлагались большие надежды, но с ней пришлось попрощаться:

— Это была успешная женщина, потерявшая работу в крупной фармацевтической компании. У нее ипотека, больная дочка. В качестве тестового задания она прислала нам изумительный фрагмент, где она плачет на камеру и рассказывает, как осталась без работы. С учетом нынешнего кризисного состояния, это близко всем. Мы приняли решение взять ее в проект. А потом стали получать причесанный красивый материал, скромные беседы с дочерью, ни намека на отчаяние и материальные проблемы. Пришлось пригласить ее, чтобы понять, что же случилось. Показали съемки других участниц, и эта прекрасная женщина была в шоке от степени открытости других участниц. «Вы понимаете, я вынуждена сейчас ездить на маршрутке! Не могу же я допустить, чтобы мои друзья и знакомые увидели меня там!» Такая героиня для нас потеряна.

Кадр из реалити-шоу «Это я»

Между тем, героини ничего не получали за участие в программе. Снимали себя бескорыстно и добровольно. Это была принципиальная позиция создателей проекта «Это я». Если бы телеканал платил гонорар, менялось бы состояние участниц. Например, Кристине действительно постоянно не хватает денег, поэтому она и ищет работу. Но самостоятельная борьба с житейскими неурядицами и поиск решений — неотъемлемая часть идеи проекта. Если Кристине начнут платить деньги, изменится ее история. А для тех, кто успешно работает, этот гонорар не сыграет принципиальной роли и не заставит их быть откровеннее и общительнее.

Читать еще:  Телепрограмма "Своя игра" отзывы

Естественно, во время съемок героиням приходилось общаться с людьми. Это могли быть члены их семей, друзья, коллеги или просто знакомые. Но не все хотят, чтобы их лица показывали в эфире. Если героиня вступала в диалог с другим человеком не в общественном месте (например, в кабинете у врача), он обязан был подписывать разрешение, либо его лицо скрывали. Если в общественном месте в кадр попадали случайные прохожие, разрешение было не нужно.

Монтаж проекта «Это я»

Еще один важный момент проекта — это цензура. Здесь она есть в каждой серии, что неудивительно. Например, в некоторых ситуациях героини очень эмоционально выражались, поэтому эти эпизоды приходилось вырезать или «запикивать». Существует закон о СМИ, который необходимо соблюдать. Одна смелая семейная пара прислала на рассмотрение даже сцену семейного секса. Несмотря на то, что снято было очень целомудренно и без лиц, зритель этого не увидел.

Вертикальные истории собирались из разных дней по кусочкам. Каждый день не может происходить что-то из ряда вон выходящее. Как только определенное событие из жизни получало развитие, оно сразу же становилось историей. Команда проникалась как симпатией, так и (реже) антипатией к каждой из девушек. Из серии в серию героини могли быть совершенно разными. Бывали случаи, когда они запутывались в себе, заходили в тупик и не хотели участвовать. Тогда им устраивали встречу с профессиональными психологами.

Экспериментальный формат

Ульяна Кириченко призналась, что для нее, как для опытного телевизионного руководителя, этот проект стал открытием в профессиональном плане. До этого ей в основном приходилось работать на сценарных и игровых проектах, где были привычными определения «формат» и «рейтинг». Программа «Это я» стала просто переломным этапом. Для всей команды этот проект стал серьезным экспериментом с непредсказуемым результатом. Здесь никто не был равнодушен к героиням.

Проект оказался затратным по времени, по объему материала и, конечно же, не обошелся без потери нервных клеток. Когда Ульяна Кириченко пришла в команду, поначалу она столкнулась со стеной непонимания и недовольства со стороны коллег:

— Я поняла, почему это происходит. Каждому человеку дорог тот материал, который он накопил. И когда начинаешь его форматировать, безусловно, ты вторгаешься в творческий процесс режиссера. Здесь возникает сложный момент, когда ему нужно подчиниться и выполнить определенные требования. Важно понимать, что на телевидении приходится соблюдать формат, не выходя за рамки общей концепции канала. Лена Афанасьева, автор проекта, читала каждый выпуск закадрового текста, просматривала все серии от начала до конца.

Кадр из реалити-шоу «Это я»

Чем отличается фактически документальный проект от привычного реалити? Здесь невозможно заставить героинь искусственно выстраивать отношения с родителями, любовниками, случайными людьми на улице, подругами. Они не актеры, они просто люди, которые иногда забывали о камере. Именно поэтому получилось столько откровенного материала. Героини ждали эфир со страхом и волнением, ведь они не знали, какими они увидят себя. В первую очередь это было откровением для них самих.

Реакция коллег по цеху на «Это я» была столь же неоднозначной, как и у зрителей. Тем не менее первый сезон успешно завершен. Будет ли второй сезон — этот вопрос пока остается открытым. Свой вклад в развитие российского телевидения проект «Это я» уже сделал.

Это я 16+

Вам случалось смотреть на себя со стороны? На видео? И как ощущения? И голос не тот, и прическа, и поступки – все не так, да? Все хочется исправить?

Героини нового проекта Первого канала «Это я» сами снимают себя и свою обычную жизнь. Изо дня в день. Без прикрас. Без оправданий. Без цензуры.

Зачем они это делают? У каждой своя цель.

Ада хочет стать звездой, и стать мамой. Наташа должна принять непростое решение — рожать или не рожать, если отец будущего ребенка ее бросил. Анастасии важно вернуть бывшего мужа, а Кристине нужен не просто муж, но и отец для ее маленькой дочери Саши. Стюардесса Яна не может разобраться с семью поклонниками, а Аня мечтает найти одного, но настоящего. Марине не достаточно просто семейного счастья, она мечтает о своем малом бизнесе, а Женя скрывает от мамы роман с женихом, который год назад сбежал из-под венца.

Они не выключают камеру в самые сложные моменты жизни — когда их бросают, увольняют, обижают, когда они выходят замуж, болеют, рожают. Степень откровенности поражает.

Константин Эрнст Генеральный директор Первого канала Современное телевидение остро нуждается в настоящей живой энергии, в непостановочной реальности. Проект «Это я» — живой! Сценаристом и режиссером выступает сама жизнь! Для нас это серьезный эксперимент. К такому виду телевизионного зрелища, к такому уровню откровенности наш зритель пока не привык. Но мы уверены: чтобы оставаться живым, канал должен рисковать!

Формат нового проекта «Это я» разработан Первым каналом с учетом всех особенностей своей зрительской аудитории. В мире существуют телевизионные и web-программы, принципом которых является съемка героями самих себя: формат «Connected» израильской компании Armosa, интернет-проект «Реальность.doc» Алексея Пивоварова, Павла Костомарова и Александра Расторгуева и другие. Но это проекты, снимаемые сезонами, — авторы получают съемки героев и дальше монтируют готовый сезон.

Особенность проекта «Это я» в том, что он снимается и ежедневно выходит в эфир параллельно.

Елена Афанасьева Автор идеи и продюсер проекта, директор дирекции креативного планирования Первого канала Елена Афанасьева Разработана уникальная технология работы с десятками тысяч часов видеоматериала, который день за днем снимают герои, и превращения этого бесконечного потока в документальный телероман. Жизнь героев происходит на глазах зрителей, авторы не знают, чем закончится та или иная история. Такая непредсказуемость создает сложности для создателей проекта, но становится и главной интригой.

Экспериментом для Первого канала стала и работа с известными документалистами Павлом Костомаровым, Александром Расторгуевым и их коллегами. Это рискованная попытка соединить свежий неформальный взгляд режиссеров-документалистов с запросами массовой аудитории федерального канала.

Результатом такого сотрудничества стал новый тип телевизионного продукта, который авторы обозначают как «документальная теленовелла» или «документальная мыльная опера».

Александр Расторгуев документалист Для нас с Павлом Костомаровым проект Первого канала «Это я!» – логическое развитие метода селфи-документального кино, который мы решили сделать основной стилистикой художественного материала для создания повествования. И с героинями нам повезло. Мы узнали их, ярких, талантливых и помогаем каждой произнести в эфире Первого на всю страну: «Это я!»

Кроме того, любой зритель сможет стать героем программы, отправив заявку на сайт программы.

Автор идеи и главный продюсер — Елена Афанасьева

Продюсеры — Ольга Володина, Елена Котунова

Продюсер Первого канала — Светлана Колосова

Исполнительный продюсер — Алексей Марченко

Режиссеры — Павел Костомаров, Александр Расторгуев, Илья Малкин

Шеф-редактор — Людмила Сатушева

Руководитель программы — Ульяна Кириченко

Проект «Это я»: взгляд изнутри

Пообщались с авторами экспериментального телепроекта Первого канала, в котором герои изо дня в день снимали себя и свою обычную жизнь. Выяснили, как создавалось селфи-доку-реалити-шоу и на что пришлось пойти его участникам

  • 22 декабря 2016
  • 1365
  • Руслан Насыпов

Популярное

Что не так с «Вторжением»: не тот блокбастер, не те судьбы, не та прическа у Александра Петрова

Семь вещей, которым учит «Пила»

Техника до «Оскара» доведет — 2020

Владимир Фенченко: «Конъюнктура и продюсеры убивают искусство»

15 книг о кино, которые вышли в 2019 году

Рождение проекта

Автор идеи — руководитель дирекции креативного планирования Первого канала Елена Афанасьева — вспоминает о непростой судьбе проекта.

— Мы всегда ищем то, чего нет на нашем канале и что может быть любопытно нашей аудитории. Проект был экспериментальным — мы могли попасть в аудиторию, а могли не попасть. Главное — не «заплесневеть», не оказаться в каком-то консервированном состоянии на тех успешных форматах, которые много лет у нас работают.

Елена Афанасьева

Слово селфи известно в широком обиходе около пяти лет. Тем не менее им активно пользуются и дети, и государственные мужи. Еще одна современная тенденция — вытеснение фотографий видеороликами, блоги на YouTube и других ресурсах. Все с удовольствием снимают себя и при экстраординарных обстоятельствах, и во вполне бытовых условиях. Но пока реализовать основанный на селфимании телевизионный проект решились только израильтяне. Первый канал — в числе российских первопроходцев.

По словам Елены Афанасьевой, замысел передачи родился гораздо раньше, чем она вышла в эфир. Несмотря на сомнения определенной части зрителей и даже некоторых профессионалов, «Это я» — не постановочное шоу. Данное условие стало принципиальным еще на стадии бумажного пилота, когда расписывались идеи, герои, конфликты и задачи.

По задумке авторов, сценаристом и режиссером должна была выступить сама жизнь. Восемь женщин ежедневно снимают себя в любых ситуациях. События развиваются таким образом, как того пожелают героини, а не продюсеры, повествование идет от первого лица. По словам Афанасьевой, специально для проекта была разработана «уникальная технология работы с десятками тысяч часов видеоматериала, который день за днем снимают герои, и превращения этого бесконечного потока в документальный телероман».

Читать еще:  Передача Главная роль отзывы

Подготовка к производству

Когда Константин Эрнст дал «добро», началась активная работа над неэфирным пилотом. В первую очередь нужно было подобрать режиссера. После непростого поиска взаимопонимание удалось найти с такими известными и талантливыми документалистами, как Павел Костомаров и Александр Расторгуев. Совместными усилиями был выпущен пилот, после которого Константин Эрнст счел новый формат «телевидением будущего» и решился на смелый эксперимент — производство сразу 80 серий.

Р ежиссеры Павел Костомаров и Александр Расторгуев

Был объявлен большой кастинг в интернете, на сайте Первого канала и в социальных сетях. Главное условие — девушки должны впустить посторонних в свою жизнь, снимать себя, ничего не скрывая. Нужно было найти типажи, интересные целевой аудитории. Поиски начались летом 2015. Хотя реклама и анонсы были весьма скромными, заявки отправили более 1700 потенциальных героинь. После тщательного отбора кандидатов приглашение на очный кастинг получили около 300 женщин. Многим из них предложили провести тестовые съемки в течение трех дней. По итогам отсмотра снятого материала в финал прошли 12 кандидаток, и только восемь из них стали героями нового шоу. Как оказалось, не все готовы быть столь откровенными перед миллионом любопытных зрителей.

— Не все получилось сразу, — призналась Елена Афанасьева. — Изначально проект заказывался для дэй-тайма. Уже на этапе кастинга мы понимали, что не попадаем в это время, потому что днем телевизор смотрит в основном возрастная, пожилая аудитория. Они привыкли к более традиционным передачам. Найти героинь, которые бы соответствовали их возрасту, было практически невозможно: селфи это не их жанр, они не привыкли к открытости, публичности собственной жизни, как молодые. В проекте участвовала только одна героиня, которой 50 лет, все остальные — моложе.

Отдельно хотелось бы затронуть основную музыкальную тему проекта. Она принадлежит Александре Николаевне Пахмутовой и Николаю Николаевичу Добронравову.

— Мы долгое время не могли с ними связаться, — вспоминает руководитель программы Ульяна Кириченко. — Обращались в разные музыкальные агентства. Нас предупреждали, что это бесполезно. Но я нашла в интернете контактное лицо, написала письмо и оставила свой номер. Через некоторое время раздался телефонный звонок. Это был сам Николай Добронравов! Мы рассказали им о проекте, отправили несколько серий, и они с удовольствием разрешили использовать свою музыку. Мы были приятно удивлены, настолько это современные по восприятию люди.

Работа с героями

Логгер проекта «Это я»

Работа с проектом была выстроена по специальной технологии: на сервер выкладывались гигабайты отснятого материала. Участницы присылали видео каждые три-пять дней, но до начала эфира не знали, что останется в программе. С каждой из них работал логгер — человек, который все просматривал, компоновал и ставил метки. Затем передавал это редактору, который вел героиню, — он составлял сцены. Сцены получал режиссер и готовил предэфирный вариант, а уже главный редактор прописывал линии героев и раскладывал их по сериям. Но и это еще не все. Готовый эпизод, который должен был выйти в эфир, формировали режиссеры и редакторы. Программа не выходила в прямом эфире. Отснятый материал тщательно обрабатывался, в том числе чтобы не нарушить строгие требования законодательства.

По словам Елены Афанасьевой, был вариант, когда они думали, что локомотивом для привлечения интереса зрителей могут выступать звезды. С несколькими из них пробовали работать, договаривались, но в итоге получали абсолютно причесанный материал. Как только в стенах дома начинался серьезный разговор или назревал конфликт, камера сразу выключалась, поэтому увидеть настоящую личную жизнь звезд практически не удалось.

Анастасия Назарова, героиня проекта «Это я»

Героини же проекта «Это я» — обычные девушки, которые со временем стали привыкать к постоянной записи и полностью раскрепостились. Когда на протяжении месяца ты снимаешь себя хотя бы раз в день, создается ощущение безопасности: ты понимаешь, что из прожитого месяца выйдет всего минут семь, и не факт, что именно этот эпизод попадет в эфир.

Участницы подбирались с учетом проблем, которые близки телезрительницам: девушка, которая хочет детей, но у нее пока не получается; девушка, стоящая перед выбором — рожать без мужа или нет; женщина, которая хочет вернуть мужа; успешная, но одинокая женщина, мечтающая о замужестве; молодая мама, которая засиделась в декрете. Вольно или невольно у них появились свои амплуа. Создатели проекта уверены, что он способен повлиять и на поступки окружающих людей, и на самих героинь. Возможно, кто-то узнает себя со стороны и изменит свое отношение к близким.

— Мы не искали «чернуху», но нам были нужны естественные эмоции. Именно настоящая слеза, а не киношная, отчаяние, взгляд способны передать состояние на камеру. Девушки настолько привыкли к камере, разговаривали с ней как с другом, некоторые научились обращаться через нее к кому-либо в эфире, что после окончания проекта они даже испытывали ощущение депрессии, — говорит Ульяна Кириченко, руководитель программы.

Руководитель программы «Это я»​ Ульяна Кириченко

Рассказывая о проекте, она посетовала, что в поисках интересных судеб на одну из героинь возлагались большие надежды, но с ней пришлось попрощаться:

— Это была успешная женщина, потерявшая работу в крупной фармацевтической компании. У нее ипотека, больная дочка. В качестве тестового задания она прислала нам изумительный фрагмент, где она плачет на камеру и рассказывает, как осталась без работы. С учетом нынешнего кризисного состояния, это близко всем. Мы приняли решение взять ее в проект. А потом стали получать причесанный красивый материал, скромные беседы с дочерью, ни намека на отчаяние и материальные проблемы. Пришлось пригласить ее, чтобы понять, что же случилось. Показали съемки других участниц, и эта прекрасная женщина была в шоке от степени открытости других участниц. «Вы понимаете, я вынуждена сейчас ездить на маршрутке! Не могу же я допустить, чтобы мои друзья и знакомые увидели меня там!» Такая героиня для нас потеряна.

Кадр из реалити-шоу «Это я»

Между тем, героини ничего не получали за участие в программе. Снимали себя бескорыстно и добровольно. Это была принципиальная позиция создателей проекта «Это я». Если бы телеканал платил гонорар, менялось бы состояние участниц. Например, Кристине действительно постоянно не хватает денег, поэтому она и ищет работу. Но самостоятельная борьба с житейскими неурядицами и поиск решений — неотъемлемая часть идеи проекта. Если Кристине начнут платить деньги, изменится ее история. А для тех, кто успешно работает, этот гонорар не сыграет принципиальной роли и не заставит их быть откровеннее и общительнее.

Естественно, во время съемок героиням приходилось общаться с людьми. Это могли быть члены их семей, друзья, коллеги или просто знакомые. Но не все хотят, чтобы их лица показывали в эфире. Если героиня вступала в диалог с другим человеком не в общественном месте (например, в кабинете у врача), он обязан был подписывать разрешение, либо его лицо скрывали. Если в общественном месте в кадр попадали случайные прохожие, разрешение было не нужно.

Монтаж проекта «Это я»

Еще один важный момент проекта — это цензура. Здесь она есть в каждой серии, что неудивительно. Например, в некоторых ситуациях героини очень эмоционально выражались, поэтому эти эпизоды приходилось вырезать или «запикивать». Существует закон о СМИ, который необходимо соблюдать. Одна смелая семейная пара прислала на рассмотрение даже сцену семейного секса. Несмотря на то, что снято было очень целомудренно и без лиц, зритель этого не увидел.

Вертикальные истории собирались из разных дней по кусочкам. Каждый день не может происходить что-то из ряда вон выходящее. Как только определенное событие из жизни получало развитие, оно сразу же становилось историей. Команда проникалась как симпатией, так и (реже) антипатией к каждой из девушек. Из серии в серию героини могли быть совершенно разными. Бывали случаи, когда они запутывались в себе, заходили в тупик и не хотели участвовать. Тогда им устраивали встречу с профессиональными психологами.

Экспериментальный формат

Ульяна Кириченко призналась, что для нее, как для опытного телевизионного руководителя, этот проект стал открытием в профессиональном плане. До этого ей в основном приходилось работать на сценарных и игровых проектах, где были привычными определения «формат» и «рейтинг». Программа «Это я» стала просто переломным этапом. Для всей команды этот проект стал серьезным экспериментом с непредсказуемым результатом. Здесь никто не был равнодушен к героиням.

Проект оказался затратным по времени, по объему материала и, конечно же, не обошелся без потери нервных клеток. Когда Ульяна Кириченко пришла в команду, поначалу она столкнулась со стеной непонимания и недовольства со стороны коллег:

— Я поняла, почему это происходит. Каждому человеку дорог тот материал, который он накопил. И когда начинаешь его форматировать, безусловно, ты вторгаешься в творческий процесс режиссера. Здесь возникает сложный момент, когда ему нужно подчиниться и выполнить определенные требования. Важно понимать, что на телевидении приходится соблюдать формат, не выходя за рамки общей концепции канала. Лена Афанасьева, автор проекта, читала каждый выпуск закадрового текста, просматривала все серии от начала до конца.

Кадр из реалити-шоу «Это я»

Чем отличается фактически документальный проект от привычного реалити? Здесь невозможно заставить героинь искусственно выстраивать отношения с родителями, любовниками, случайными людьми на улице, подругами. Они не актеры, они просто люди, которые иногда забывали о камере. Именно поэтому получилось столько откровенного материала. Героини ждали эфир со страхом и волнением, ведь они не знали, какими они увидят себя. В первую очередь это было откровением для них самих.

Читать еще:  Отзыв о Программа Очная ставка

Реакция коллег по цеху на «Это я» была столь же неоднозначной, как и у зрителей. Тем не менее первый сезон успешно завершен. Будет ли второй сезон — этот вопрос пока остается открытым. Свой вклад в развитие российского телевидения проект «Это я» уже сделал.

Откройте, это я

Бывшая звезда, певица Нелли Негродова и ее дочь Маша едут за рубеж — к Гарику, жениху Маши, в город, где он владеет небольшой гостиницей, подаренной отчимом. Нелли приглашена на юбилей отчима Гарика в качестве звезды вечера. По дороге Гарик рассказывает Нелли о своем отчиме, о том, что он страшный человек и тиран. Случай сталкивает Негродову с Оскаром, бомжом, который, судя по всему, давно бродяжничает в этом городке на пару со своим другом Ваго. Живут они на пляже, частенько побираясь и роясь в мусорных баках. Нелли узнает в Оскаре своего бывшего мужа, отца Маши, которого когда-то считала ничтожеством. Она думала, что он умер в Америке. Эта встреча взволновала Негродову. Она с ужасом понимает, что все еще любит этого грязного и опустившегося человека. Сериал «Откройте, это я» вышел на экраны в 2011 году.

Однако по мере развития событий уже в первой серии зрителя начинают «терзать странные сомнения». А бомжи — то не настоящие. Ну нет в них той классической, приобретенной в долгих мытарствах, тоски и безнадёги в глазах. В поведении Оскара с первых кадров чувствуется какая-то хозяйская хватка. Он ведет себя во время завтрака на забытом Богом заграничном побережье, как хозяин. Он куражится и ёрничает над тем положением, в котором они с сотоварищем Ваго, оказались в силу каких-то, пока еще непонятных зрителю, обстоятельств. Покорность Ваго, как и вседозволенность Оскара, настраивают на ожидание какого-то подвоха.

А между тем загадочные события на экране продолжают развиваться. В эту же самую забытую Богом заграничную местность прибывает по приглашению миллионера некогда знаменитая певица Нелли Негродова, жутко напоминающая лучшую певицу советско-российской эстрады. Страдая от амбиций, как от морской болезни, она приезжает в захолустье устраивать судьбу единственной дочери и заодно блеснуть лучами остывающей славы на юбилее хозяина гостиницы. А точнее, отчима Игоря, который в этот же самый день подарил отель своему пасынку. Видимо, за ненадобностью. Да и кому нужна гостиница, напоминающая развалившееся государство. О принадлежности отеля какой-то непонятной заграничной местности говорит только его название «FORTUNATOV» да еще пожилая супружеская пара, сидящая все четыре серии фильма за столиком и призывающая время от времени, судя по субтитрам, официанта, который так и не соизволил подойти. Во всем же остальном подаренный жениху Маши отель «чисто русское творение» с протекающей крышей, сломанным насосом, неисправной пожарной сигнализацией и протекающим в номере «Люкс» краном. Ах, как всё это по-русски. До слез знакомое и родное! Даже кот не вынес этого «беспредела» и предпочел утопиться в аквариуме с золотыми рыбками, что бы хоть как-то испортить им жизнь.

И хотя 4-х серийная история заканчивается «хэппи эндом», зрителя не покидает какое-то горькое чувство досады. Досады от того, что такая красивая история любви, которой она могла бы быть, целиком построена на обмане. Из осколков полученной информации у него начинает складываться довольно несимпатичный образ Оскара: миллионера, хозяина сети отелей, отчима Игоря, родного отца Маши, бывшего мужа Негродовой, бывшего мужа Нины и временно исполняющего обязанности «clochard de lux» в одном лице. Размышляя над этим «многогранным» образом, зритель заходит в тупик, пытаясь ответить на вопросы, возникшие в результате просмотра фильма.

О чем же сериал «Откройте, это я»? Попробуем разобраться. Пресытившийся жизнью миллионер и стареющий ловелас, потерпев неудачу на нескольких любовных фронтах, начинает ностальгировать о первой любви, с которой он не виделся 25 лет. Сменив несколько жён и любовниц и помотавшись «по странам и континентам», он вдруг понимает, что по-настоящему любит только ее — Нелли Негродову и свою дочь Машу. Узнав от пасынка, что он встречается с Машей и собирается на ней жениться, Оскар вместе с помощником Ваго придумывают авантюрный план, как вернуть любовь, семью и дочь. Он приглашает певицу Нелли Негродову выступить на юбилее отчима Игоря, то есть своем, но предстать перед бывшей женой в истинном образе не решается. Зная характер Нелли, Оскар понимает, что ее не тронут ни дорогие подарки, ни его холеный благополучный внешний вид. И тогда он решается вызвать сочувствие амбициозной певицы, представ перед ней в образе нищего, бомжа, который нуждается в помощи. Трюк удался — тронул Нелли, убедил Машу и развлек зрителя. Только и всего.

Словом, у авторов фильма получилась по жизненному искренне запутанная история, невольно рождающая мысли о том, что нельзя отречься от судьбы, если ей занимается Бог или Оскар из сериала «Откройте, это я!».

Начало фильма «Откройте, это я!», как и любое начало в реальной жизни, всегда интереснее конца. Ведь именно в начале кроется главная интрига — та мощная инерционная сила, дающая развитие всем последующим событиям. Странный разговор бомжей на пирсе в самом начале фильма вполне можно было бы поставить эдаким загадочным эпиграфом ко всей экранной истории Ганны Слуцкой и Карена Оганесяна. Замечу, что именно начало фильма дает зрителю самое главное — надежду… Парящая, как чайка, над чудесным морским пейзажем титровая песенка сразу же настраивает его на лирический лад, по-пушкински щедро обещая «… и жизнь, и слезы, и любовь».

Однако по мере развития событий уже в первой серии зрителя начинают «терзать странные сомнения». А бомжи — то не настоящие. Ну нет в них той классической, приобретенной в долгих мытарствах, тоски и безнадёги в глазах. В поведении Оскара с первых кадров чувствуется какая-то хозяйская хватка. Он ведет себя во время завтрака на забытом Богом заграничном побережье, как хозяин. Он куражится и ёрничает над тем положением, в котором они с сотоварищем Ваго, оказались в силу каких-то, пока еще непонятных зрителю, обстоятельств. Покорность Ваго, как и вседозволенность Оскара, настраивают на ожидание какого-то подвоха.

А между тем загадочные события на экране продолжают развиваться. В эту же самую забытую Богом заграничную местность прибывает по приглашению миллионера некогда знаменитая певица Нелли Негродова, жутко напоминающая лучшую певицу советско-российской эстрады. Страдая от амбиций, как от морской болезни, она приезжает в захолустье устраивать судьбу единственной дочери и заодно блеснуть лучами остывающей славы на юбилее хозяина гостиницы. А точнее, отчима Игоря, который в этот же самый день подарил отель своему пасынку. Видимо, за ненадобностью. Да и кому нужна гостиница, напоминающая развалившееся государство. О принадлежности отеля какой-то непонятной заграничной местности говорит только его название «FORTUNATOV» да еще пожилая супружеская пара, сидящая все четыре серии фильма за столиком и призывающая время от времени, судя по субтитрам, официанта, который так и не соизволил подойти. Во всем же остальном подаренный жениху Маши отель «чисто русское творение» с протекающей крышей, сломанным насосом, неисправной пожарной сигнализацией и протекающим в номере «Люкс» краном. Ах, как всё это по-русски. До слез знакомое и родное! Даже кот не вынес этого «беспредела» и предпочел утопиться в аквариуме с золотыми рыбками, что бы хоть как-то испортить им жизнь.

И хотя 4-х серийная история заканчивается «хэппи эндом», зрителя не покидает какое-то горькое чувство досады. Досады от того, что такая красивая история любви, которой она могла бы быть, целиком построена на обмане. Из осколков полученной информации у него начинает складываться довольно несимпатичный образ Оскара: миллионера, хозяина сети отелей, отчима Игоря, родного отца Маши, бывшего мужа Негродовой, бывшего мужа Нины и временно исполняющего обязанности «clochard de lux» в одном лице. Размышляя над этим «многогранным» образом, зритель заходит в тупик, пытаясь ответить на вопросы, возникшие в результате просмотра фильма.

О чем же сериал «Откройте, это я»? Попробуем разобраться. Пресытившийся жизнью миллионер и стареющий ловелас, потерпев неудачу на нескольких любовных фронтах, начинает ностальгировать о первой любви, с которой он не виделся 25 лет. Сменив несколько жён и любовниц и помотавшись «по странам и континентам», он вдруг понимает, что по-настоящему любит только ее — Нелли Негродову и свою дочь Машу. Узнав от пасынка, что он встречается с Машей и собирается на ней жениться, Оскар вместе с помощником Ваго придумывают авантюрный план, как вернуть любовь, семью и дочь. Он приглашает певицу Нелли Негродову выступить на юбилее отчима Игоря, то есть своем, но предстать перед бывшей женой в истинном образе не решается. Зная характер Нелли, Оскар понимает, что ее не тронут ни дорогие подарки, ни его холеный благополучный внешний вид. И тогда он решается вызвать сочувствие амбициозной певицы, представ перед ней в образе нищего, бомжа, который нуждается в помощи. Трюк удался — тронул Нелли, убедил Машу и развлек зрителя. Только и всего.

Словом, у авторов фильма получилась по жизненному искренне запутанная история, невольно рождающая мысли о том, что нельзя отречься от судьбы, если ей занимается Бог или Оскар из сериала «Откройте, это я!».

Источники:

http://tvkinoradio.ru/article/article9944-proekt-eto-ya-vzglyad-iznutri

http://www.1tv.ru/shows/eto-ya/o-proekte

http://tvkinoradio.ru/article/article9944-proekt-eto-ya-vzglyad-iznutri

http://kino.mail.ru/series_764838_otkroite_eto_ya/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector