Наполеон Бонапарт отзывы

Наполеон Бонапарт

А. З. Манфред

Книга доктора исторических наук А.З. Манфреда — это политическая биография французского буржуазного государственного деятеля и полковника Наполеона Бонапарта. Опираясь на обширный, во многом малоизвестный документальный материал, автор рассказывает об основных событиях и фактах того времени, об окружении Наполеона, о секретах его триумфов и причинах поражений.

Книга доктора исторических наук А.З. Манфреда — это политическая биография французского буржуазного государственного деятеля и полковника Наполеона Бонапарта. Опираясь на обширный, во многом… Развернуть

Кураторы

Рецензии

«Лучшая монография о Наполеоне Бонапарте из когда-либо написанных» утверждается издательством в аннотации. Скромненько так. Особенно с учетом того, сколько книг вообще было написано об императоре французов. И хочется поинтересоваться, а сами-то французы в курсе, что «лучшая монография» об их национальном герое была написана в СССР? Скажу откровенно: к сожалению, эта книга в самой Франции не особо известна, при том, что переводилась она на многие языки мира. Но всё это я естественно пишу не в обиду Альберту Захаровичу Манфреду, который никакого отношения к таким вот заявлениям не имеет, и, я более чем в этом уверена, никогда бы и не подумал что-то подобное выдать.

Теперь о самой книге. Она мне, скажу прямо, очень понравилась. Конечно, нужно учитывать печать (или клеймо?) времени создания. Да, есть все эти набивающие оскомину ссылки на Маркса/Энгельса/Ленина, есть явная тенденциозность в оценках, которая происходит именно из того, что автор себя позиционирует как правоверный марксист. Лучшее, что есть в книге с точки зрения собственно историзма — это широкая картина ситуации времен Директории и Брюмера. Даже во французских работах не часто встретишь такой хороший и глубокий анализ. Видно, что именно Революция — истинна стихия и любовь Манфреда. А вот об Империи он пишет «галопом по европам» и с явной нелюбовью.

Но хорошего о книге было уже сказано достаточно. Все похвалы ей воздаются совершенно заслуженно, она прошла проверку временем и по праву вошла в золотой фонд отечественной наполеоники. Поэтому не считаю нужным говорить о плюсах, так как это прекрасно сказано до меня. Лучше остановлюсь на минусах. Потому что они есть. И весьма значительные.

Книга Манфреда представляет из себя нечто среднее между научной работой, историческим романом и диалогом автора с самим собой и читателем. Это не минус, а констатация факта. Несмотря на весь далеко не маленький объём в работе отсутствует ряд немаловажных эпизодов. Очень неравномерное место занимают различные периоды: первой итальянской кампании уделено много времени, союзу Наполеона с Россией значительное место (и при это такому важному и болезненному «польскому вопросу» отводится удивительным образом пара абзацев! вероятно, потому что Россия выглядит в этой истории не с наилучшей стороны, предпочли в тему не углубляться), а вот о политике Наполеона-императора в покорённой Европе говорится мало и очень тенденциозно, о кампании 1813-1814 годов пару страниц, о пребывании Наполеона на Эльбе два абзаца, описание ссылки на о-ве Святой Елены вообще отсутствует!

По своей природе книга явно тяготеет к образцам классической литературы, и с этой точки зрения у меня как у читателя есть к ней определенные вопросы.

1) Очень интересный тезис автора о духовной эволюции героя дан как бы пунктирно. Манфред как бы фиксирует основные этапы «разочарования в идеалах», но когда дело доходит до финального перевоплощения из романтика в циника, то происходит это слишком резко, практически по щелчку пальцев автора. В одном месте он пишет что-то типа «вероятно можно было бы проследить, как идя от одного разочарования к другому, он превратился из защитника в свободы в палача народов». Ну так и проследил бы! Это действительно было бы очень интересно почитать! А так иногда кажется, что описываются на страницах книги чуть ли не два разных человека. Один «Бонапарт», другой «Наполеон».

2) Сильно заметно, что Манфред на основе жития Наполеона Бонапарта творит не просто психологический роман в духе Бальзака, а то, что можно охарактеризовать как «моралите». Как будто начерчен заданный график эволюции (а точнее — деградации) личности и все факты намеренно подаются в этом ключе. Знаете, фабулу какого произведения напоминает мне эта монография? Нет, не «Шагреневую кожу», о которой постоянно упоминает Манфред. Скорее «Убить дракона». Ну, положительный герой, победив врагов, становится в итоге воплощением того, против чего он и боролся. И вот тут уже начинается откровенная беллетристика. Мне особенно понравилось, как Наполеон году так в 1811 в описании Альберта Захаровича бродит по своему огромному дворцу. Приходит на бал, а люди каменеют от его страшного взгляда. Только он отворачивается и уходит — все вздыхают с облегчением. Сам же Наполеон не может уснуть, так как «чувствует распространяемый им страх и холод собственного одиночества». Ууу, мне уже страшно! Когда же у него хвост как у дракона отрастет? А что говорят источники? Корреспонденция, мемуары? Эта картина очень эффектна, но чисто в литературном стиле, мягко скажем, заметно преувеличена автором в целях стройности выведенной им теории.

3) Я как читатель не могу принять авторского отношения к разным персонажам. Я не переношу, когда писатель в своём произведении делит персонажей на любимых и не любимых и всячески нахваливает одних и принижает других. И это ведь не просто художественное произведение и даже вроде бы не исторический роман. Эта книга заявлена как монография! Ясно, что от Манфреда особой объективности в подаче информации ждать не приходится, это была видимо часть его творческой манеры. Ведь он автор перла: «Робеспьер ступал в кровь, но она его не марала» (цитирую по памяти). Но здесь по-моему некоторые допустимые для серьезного историка границы всё же переходятся. Особую ненависть у него, как явно следует из текста, вызывает Меттерних. «Лживый, всегда всех обманывающий, плел сатанинские планы». Манфреду этих характеристик мало, он ему даже в таланте дипломата отказывает! Типа, все, кто считают Меттерниха великим дипломатом, просто введены в заблуждение. Это таким же манером некоторые борцы с «культом Наполеона» уже второй век подряд пытаются доказать, что его авторитет как полководца дутый. И плевать им на то, что говорят и говорили эксперты в военной сфере. Им виднее! Вот и с Меттернихом, Манфреду виднее, чем какого-нибудь там, прости господи, Генри Киссенжеру. Манфред ещё о пороках Меттерниха упоминает. Это типа такой минус. Ну да, у того было множество любовниц. И что тут особо криминального? Тем более, что любимый автором Наполеон никакой целомудренностью и супружеской верностью сам не отличался. Но Манфред с таким презрением пишет «какой-то там Меттерних»!

У меня при прочтении сложилось вообще чёткое ощущение, что Альберт Захарович недолюбливал немцев и австрийцев. О несчастьях Пруссии он пишет с каким-то скрытым злорадством, характеризую её политиков как «тугодумов», а Габсбургов описывает как «аморальных». И это на фоне такого «порядочного и высокоморального» императора Наполеона. Смешно!

Но более всего Манфред видимо злился на Талейрана. Как он его не любил! Как искренне жалел, что Наполеон его не уничтожил (читай не расстрелял).

Интересно, что Манфред считает переломным, имевшим не обратимые последствия для Наполеона, его окружения и империи в плане выбранного курса и последующей деградации, 1805 год.

Аустерлиц в еще большей мере открывал широкий простор смелой социальной политике. Сколько порабощенных народов стонало под скипетром империи Габсбургов? Если бы Бонапарт оставался верен принципам антиавстрийской кампании 1796 года, стратегии социальной войны с ее ориентацией на союз с угнетенными народными массами, в каком выгодном положении он оказался бы после Аустерлица! Он мог бы провозгласить освобождение венгров, чехов, словаков, поляков, он мог бы смелой антифеодальной политикой привлечь австрийскую буржуазию, поднять на борьбу буржуазию и народ германских земель. Аустерлиц мог бы стать началом могучей, неодолимой антифеодальной и национально-освободительной революции в Центральной Европе, он мог бы стать повторением итальянского 1796 года, но с еще большим размахом… Он мог бы, но не стал.
Историку не положено гадать: что было бы, если бы… Но чтобы лучше понять и оценить смысл происшедших событий, он вправе сопоставить их с прошлым, в особенности с недавним прошлым. Политика Наполеона Бонапарта 1805–1806 годов может быть лучше понята, если ее сравнить с его же политикой 1796 года. В ту пору он смело шел на развязывание антиавстрийского — национально-освободительного и антифеодального — движения итальянского народа. В 1805 году, воюя с той же Австрией на территории самой Австрии, где стонали под гнетом Габсбургов венгры, чехи, словаки, поляки, он отказался привлечь их как союзников. Союз с народами он заменил союзами с королями; общность интересов антифеодальной борьбы он заменял общностью интересов монархов, скрепленной брачными контрактами.

Читать еще:  Ренгалин отзывы

То есть, историк обвиняет Наполеона в том, что тот не пошел на упразднение столь ненавистной ему, Альберту Захаровичу Манфреду, габсбургской монархии. Но что бы это за собой объективно повлекло для Франции? Войну со всей остальной Европой! Но вот такое кровопролитие историк-марксист бы одобрил. Оно «правильное». Ну, знаете «Робеспьер ступал в кровь, но она его не марала». Нормальная логика.

Продолжение следует. Это ещё не всё!

«Лучшая монография о Наполеоне Бонапарте из когда-либо написанных» утверждается издательством в аннотации. Скромненько так. Особенно с учетом того, сколько книг вообще было написано об императоре французов. И хочется… Развернуть

Как Наполеон Бонапарт чуть не стал российским офицером

Наполеон и его армия принесли нашей стране неисчислимые бедствия. Но всё могло бы быть совсем иначе, так как за полтора десятка лет до своего похода на Россию Наполеон мог бы стать. офицером российской армии. История, как известно, сослагательного наклонения не имеет. И случилось именно то, что случилось. Но если бы Наполеон действительно стал российским офицером, история пошла бы совершенно по иному пути.

Так что же произошло? Попытаюсь рассказать вкратце.

В то время на службу к российским императорам шло много солдат и офицеров со всех уголков Европы. Начало положил Пётр I. Хотя иностранцы приглашались в российскую армию и до Петра, но именно последний придал этой тенденции массовый характер. А при Екатерине II такая тенденция не удивляла уже никого.

Иностранные офицеры, если можно так выразиться, «екатерининского призыва», внесли весьма значительный вклад в укреплении обороноспособности России. Платили за воинскую службу иностранцам очень даже неплохо, особенно если это были настоящие специалисты в своём деле. А в последнем случае карьера могла быть просто головокружительной.

За примерами далеко ходить не нужно. Например, лейтенант британского флота Самуил Грейг поступил на российскую службу в 1764 г., и в тот же год получил звание капитана 1 ранга. Уже в 1170 г., в возрасте 35 лет, за выдающиеся заслуги во время Русско-турецкой войны (1768-1774) ему присваивают звание адмирала . В 1778 г. адмирал Грейг становится командующим всем Балтийским флотом Росийской империи .

А вот ещё одна личность – едва ли не легендарная – Хосе де Рибас . Ничего не напоминает? Правильно, мне тоже. Но вот есть в Одессе такая улица – Дерибасовская , одна из достопримечательностей этого славного города. А названа она так именно в честь Хосе де Рибаса – основателя самого города и его первого градоначальника.

Будучи простым неаполитанским гвардейцем, он познакомился в Италии с графом Алексеем Орловым – сподвижником Екатерины II. Орлов предложил де Рибасу перейти на русскую службу. В 1774 г. он был принят на российскую военную службу в чине капитана. К 1789 году он уже генерал-майор.

Хосе де Рибас принимал активнейшее участие в русско-турецкой войне. Именно он составил план штурма считавшейся неприступной турецкой крепости Измаил . И именно в соответствии с этим планом наш будущий прославленный полководец Суворов эту самую крепость и взял штурмом. Напомню, этот день (24 декабря) и поныне отмечается у нас в стране как День воинской славы России .

После окончания войны именно он по распоряжению Екатерины II выбрал место для нового Черноморского порта – будущего города Одессы. И именно благодаря усилиям де Рибаса и был построен этот замечательный город. А в 48 лет был удостоен звания полного адмирала.

В августе 1787 г. началась очередная русско-турецкая война. И императрица Екатерина II направила в Италию генерала Ивана Заборовского для очередного набора в российскую армию толковых иностранных офицеров для участия в войне. Особое предпочтение отдавалось греческим, корсиканским и албанским добровольцам, поскольку они уже обычно имели опыт войны с турками, а также отличались храбростью и воинственностью.

Но, как говаривал незабвенный Остап Бендер (ссылаясь на Мопассана), ближе к телу. Осенью 1785 г. Парижскую военную школу закончил 16-летний корсиканский дворянин Наполеон Буонапарте (именно так, на корсиканский манер, он и называл себя). До этого он обучался в кадетском училище в Бриен-ле-Шато, где проявил недюжинные математические способности. В Парижской военной школе он специализировался по артиллерии, где как раз и требовалось хорошее знание математики.

Через месяц после окончания военной школы младший лейтенант Наполеон Буонапарте начал свою военную карьеру в артиллерийском полку де ла Фер, дислоцировавшемся на юго-востоке Франции. Однако начало службы для молодого артиллериста было не самым удачным.

Дело в том, что в начале 1785 г. умер его отец, оставив много долгов. Решив разобраться с финансами, Наполеон испросил на службе отпуск и отправился домой на Корсику. Затем он ещё два раза этот отпуск продлевал. Понятно, что это отнюдь не способствовало его карьере – начальству не нравилось, когда только-что прибывший в полк молодой офицер отсутствует по месту службы.

Лишь через два с лишним года, в июне 1788 г., Наполеон возвращается в свой полк. Поскольку улучшить финансовое положение семьи не удалось, молодому лейтенанту приходится отправлять матери часть своего жалования, и без того не очень большого. Сам он живёт в это время буквально впроголодь .

По-видимому, именно бедность и отсутствие перспективы в карьерном росте побудили молодого, но весьма честолюбивого младшего лейтенанта Буонапарте подать прошение о зачислении в российскую армию. Таким образом он сразу убивал двух зайцев . Участие в боевых действиях иностранных офицеров хорошо оплачивалось, плюс появлялась возможность быстро подняться по служебной лестнице (во время войны это сделать гораздо легче, чем в мирное время).

Но Наполеон не знал, что именно в это время действовал указ Екатерины II, согласно которому все иностранные офицеры, поступающие на службу в русскую армию, получали воинское звание на ступень ниже того, что они имели на прежней службе .

С таким положением дел молодой, но очень честолюбивый младший лейтенант французской армии Буонапарте смириться не смог. Как же так – он, французский дворянин, отучившийся в Парижской военной школе, будет в русской армии каким-то там капралом? Такого его самолюбие допустить не могло. Наполеон добился личной аудиенции у главы российской миссии генерала Заборовского, руководившего набором иностранных добровольцев.

Встреча не принесла для Наполеона желаемого результата – Заборовский искренне не мог понять, почему он должен сделать исключение для никому неизвестного французского младшего лейтенанта, не имеющего никакого боевого опыта. В итоге Наполеон вышел из кабинета Заборовского, что называется, «хлопнув дверью». И в сердцах заявил, что он лучше пойдёт в прусскую армию, где ему сразу же дадут чин капитана.

Понятное дело, что ни в какую прусскую армию он служить не пошёл, а вернулся в свой родной полк во Франции. А дальше произошла Великая Французская революция. Во время которой Наполеон за четыре года совершил головокружительную карьеру от лейтенанта до генерала. А потом и до императора Франции . Так что чин капитана прусской армии он так и не получил. Зато в 1806 г. прибрал к рукам вообще всю Пруссию, разбив её войско под Йеной. Ну а дальше был поход на Россию, закончившийся полным разгромом наполеоновской армии.

Читать еще:  казино Booi отзывы

Как сложилась бы военная карьера Наполеона, поступи он на службу в российскую армию – судить не берусь. Учитывая его качества, как личные, так и профессиональные, минимум, на что он мог бы рассчитывать – это генеральская должность.

Но тогда не было бы того самого Наполеона, завоевавшего всю Европу и вошедшего в мировую историю. Хотя не исключено, окажись он в России, такой человек как он, неизбежно оказался бы в числе заговорщиков-декабристов. И не в числе рядовых заговорщиков, а в числе их руководителей. А может и в качестве самого главного руководителя. И если бы переворот удался (а при условии, что им руководил Бонапарт, он удался бы наверняка) на троне сидел бы новый российский император Наполеон I

И тогда история Российской империи (да и всей Европы) потекла бы ну совсем по другому руслу.

ВАМ ТАКЖЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО:

«Наполеон» (коньяк): отзывы. Настоящий французский коньяк

Мы привыкли мерить качество коньяка «звездочками». Считается, что каждый такой пятиконечный значок обозначает год выдержки спиртов в бочках. И порой мы принимаем бренди за коньяк.

А вот на родине напитка, во Франции, а точнее в провинции Пуату-Шаранта, принята совсем другая классификация. Самым молодым, а потому и наиболее дешевым, является коньяк VS. Расшифровывается эта аббревиатура как «Вери Спешиал» («Очень особенный»). Коньяк включает в себя спирты, самому юному из которых должно исполниться не менее двух лет, но на практике купаж включает в себя возраст от четырех до семи.

Ступенькой выше в классификации стоят коньяки VSOP («Вери Супериор Олд Пале»), VO («Очень старые») и Reserv. Спирты в них проходят выдержку от шести до двенадцати лет. Еще выше ценятся напитки, маркированные как VVSOP и «Гранд Резерв». И на самой верхней ступеньке коньячной иерархии стоят ХО («Экстра Олд») и «Голд Резерв». А что же в таком случае представляет собой «Наполеон» — коньяк или его классификацию? Об этом расскажет наша статья.

Что такое коньяк «Наполеон»

Не будем долго держать интригу. Многие ценители коньяков в нашей стране считают, что «Наполеон» — это марка напитка. Когда рухнул СССР вместе с его железным занавесом, бутылка такого напитка была самым престижным и дорогим подарком, самым желанным приобретением в магазинах дьюти-фри. Поэтому и сложилось мнение, что «Наполеон» — коньяк.

Но на самом деле это не марка, а особый класс. Он располагается за рамками официальной классификации коньяков. «Наполеон» — это в определенном смысле слова гордость выпустившего его дома. Он представляет собой утонченный и профессионально выработанный купаж старых коньячных спиртов. Категория «Наполеон» появилась не так давно. Ее ввели в классификацию французских коньяков (только родом из Пти Шампани, региона Пуату-Шаранта) в 1909 году. Впервые это звание присвоили напитку дома «Курвуазье».

Когда родился первый «Наполеон» (коньяк)

Имя знаменитого полководца и императора не зря фигурирует в названии особого класса напитка. Наполеон Бонапарт действительно имеет к нему непосредственное отношение. В 1811 году император продегустировал коньяк, который преподнес ему винный дом Courvoisier. Напиток так понравился великому полководцу, что он назначил производителя официальным поставщиком своего двора.

Курвуазье также дорожил высоким званием. Поэтому к императорскому двору поступали настоящие шедевры – купажированные коньяки из старинных спиртов. И упакованы напитки были соответствующе. Каждую бутылку украшала надпись с виньетками — Le Cognac de Napoleon («Коньяк Наполеон»). Франция переживала множество катаклизмов и потрясений. Но и после Ватерлоо, и после ссылки Наполеона Бонапарта изысканные коньяки дома Курвуазье продолжали поступать в Париж под этим названием.

Как Napoleon стал маркировкой качества

Винный дом Courvoisier хорошо зарабатывал не только на поставках ко французскому двору, но и прославился далеко за пределами страны. Но Курвуазье допустил одну оплошность. Он не запатентовал свой «Наполеон» (коньяк) как торговое наименование. Этим тут же воспользовались другие винные дома. Они стали маркировать собственную продукцию особо хорошего качества как «Наполеон». Бороться с этим Курвуазье не стал – закон был не на его стороне.

Спустя почти столетия после того, как Бонапарт попробовал напиток, названный позже его именем, «Наполеон» стал маркировкой особых, изысканных французских коньяков длительного срока выдержки. И в то же время этот класс находится за пределами классификации по годам. Каждый дом самостоятельно решает, насколько старыми должны быть спирты.

Какое место занимает «Наполеон» в международной классификации

Только эксклюзивные напитки из самого лучшего терруара и длительной выдержки в особых бочках получают это название — коньяк «Наполеон». VSOP, и тем более VS, остаются далеко позади. «Наполеоны» могут соперничать по степени выдержки с ХО, а по гастрономическим качествам иногда опережают и их. Возраст наполняющих купаж спиртов колеблется от десяти до двадцати лет. Для коньяков ХО требования — 20-30 лет. Но ценители и гурманы могут вас заверить, что возраст тут не самое главное. Ведь бутылка маркируется по самым младшим спиртам в купаже. Не меньшее значение имеет апелласьон. Очень важную роль играет сам купаж. Сорта такого напитка подбирают настоящие мастера своего дела.

Коньяк «Наполеон»: цена

Учитывая все вышесказанное, напрасным будет надеяться купить этот напиток по дешевке. А если вам предлагают его за низкую цену, то это, скорее всего, подделка. Производители всячески оберегают свои «Наполеоны» от фальсификата. Оригинальная бутылка только прибавляет элитному продукту стоимости.

На какую же сумму стоит рассчитывать, чтобы попробовать знаменитый коньяк «Наполеон»? Цена напитка зависит от апелласьона, дома и срока выдержки спиртов в дубовых бочках. Например, знаменитый «Курвуазье» выпускает свой «Наполеон» по 7062 рубля за бутылку в 0,7 литра. Но можно найти коньяки этого класса и дешевле. Дом «Комте Жозеф» выпускает «Наполеон» выдержки ХО по 6715 рублей, а «Лейра» — за 6821 руб. Наиболее высоко ценятся коньяки, в которых указан апелласьон. Среди таковых следует особо отметить «Наполеон» дома Франсуа Войе. Сырье для напитка было собрано на виноградниках субрегиона Премьер Крю дю Коньяк Гранд Шампань.

Другие дома прельщают идеальным купажом и выдержкой своих спиртов. Самый старый виноград, давший сок для «Наполеона» от производителя «Камю», родился пятьдесят лет назад. Этот продукт получил премию «Лучший в своем классе» на международном конкурсе International Wine & Spirit Competition.

Отзывы

Стоит ли платить такие деньги, чтобы попробовать коньяк «Наполеон»? Отзывы гурманов уверяют, что, безусловно, стоит. «Наполеоны» полностью изменят ваше представление о коньяках. Уже в бокале, даже не будучи пригубленным, этот напиток выявляет свое аристократическое происхождение масляными объемными «слезами» на стекле. У коньяка «Наполеон» богатый букет, насыщенный и стойкий. Вкус невозможно описать словами. Гурманы говорят, что он просто божественный. Послевкусие у напитка соответствующее – долгое, с переливающимися орехово-масляными нотками. Главное – пригубить настоящий французский коньяк класса «Наполеон». Потому что этот императорский титул в последнее время стали присуждать и арманьякам, и даже бренди.

Альберт Манфред — Наполеон Бонапарт

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «Наполеон Бонапарт»

Описание и краткое содержание «Наполеон Бонапарт» читать бесплатно онлайн.

Книга доктора исторических наук А. 3. Манфреда — это политическая биография французского буржуазного государственного деятеля и полководца Наполеона Бонапарта. Опираясь на обширный, во многом малоизвестный документальный материал, автор рассказывает об основных событиях и фактах того времени, об окружении Наполеона, о секретах его триумфов и причинах поражений.

Печатается по изданию: А. 3. Манфред. Наполеон Бонапарт. Четвертое издание. — Москва: издательство «Мысль», 1986 г.

Бонапарт должен был начинать с азов — с создания артиллерийского парка, со строительства на берегу моря двух батарей, названных им батареями Горы и Санкюлотов.

Он составил совсем иной, не имевший ничего общего с замыслом Карто план взятия Тулона и стал добиваться, чтобы его приняло командование. План исходил из учета природного рельефа местности и мог казаться на первый взгляд слишком простым. Но именно в этой простоте и была его неотразимая сила. Трудность заключалась в Карто. С надменностью невежды он считал свое мнение непоколебимым. По счастью, молодой начальник артиллерии получил поддержку со стороны влиятельного комиссара Конвента Гаспарена. Ома-Огюстен Гаспарен был кадровым военным; к началу революции он служил капитаном. Восторженно приняв революцию, он отдал ей все свои силы. Его избрали депутатом Законодательного собрания, депутатом Конвента, членом Комитета общественного спасения. Один из немногих военных среди депутатов Конвента, Гаспарен почти все время находился в миссиях при армиях: его направляли туда, где положение было особо опасным. Якобинец твердых принципов, не щадивший себя ради интересов революции, он пользовался в армии и Конвенте большим моральным авторитетом.

Читать еще:  Leader Team отзывы

Гаспарен превосходно разбирался в военных вопросах. Он оценил Бонапарта и оказал ему полную поддержку. Наполеон, разойдясь с Карто, представил Гаспарену доклад, в котором откровенно рассказал о разногласиях с командующим армией и предложил свой план действий. Гаспарен во всем согласился с Бонапартом и послал курьера в Париж, добиваясь смещения Карто[103].

То была последняя политическая мера, осуществленная Гаспареном. Длительное перенапряжение сил, бессонные ночи в трудах сломили этого казавшегося железным человека. В первых числах ноября Гаспарен свалился от переутомления. Его успели довезти до родного города Оранжа; 11 ноября в возрасте тридцати девяти лет он умер. «Добродетельный Гаспарен перестал жить. Республика потеряла одного из самых преданных защитников свободы», — писал его помощник, будущий генерал Червони. Конвент по докладу Саличетти постановил, что сердце Гаспарена должно быть помещено в Пантеоне[104]. Из-за множества неотложных забот и дел это постановление осталось невыполненным.

Но для судьбы Бонапарта помощь, оказанная Гаспареном, имела решающее значение. Карто был смещен. Новый командующий Доппе был умнее Карто, но также не имел военного опыта. Он был медиком по образованию и беллетристом по призванию; до революции он сочинял романы и апокрифические мемуары. В операциях под Тулоном его литературные навыки помочь не могли, и через десять дней он был отрешен от должности. Командующим назначили генерала Дюгомье, опытного боевого командира. Он разглядел Бонапарта среди других офицеров, несколько раз беседовал с ним и проникся доверием. 25 ноября под председательством Дюгомье собрался военный совет. В нем участвовали комиссары Робеспьер-младший, Саличетти, Рикор, Фрерон, старшие офицеры. Надлежало окончательно утвердить план операций. Комиссары Конвента, а их мнение было во многом решающим, поддержали план Бонапарта. Поддержал его и генерал дю Тейль. Дюгомье также одобрил план. Теперь надо было от слов перейти к делу.

Военная история осады и штурма Тулона так полно описана многими авторами, начиная с ее главного героя — Бонапарта[105], что нет надобности подробно ее излагать. Напомним лишь кратко важнейшие факты.

14 декабря французские батареи открыли огонь по укреплениям противника из пятнадцати мортир и тридцати крупнокалиберных пушек. Канонада продолжалась 15-го и 16-го. 16-го хлынул проливной дождь и поднялся яростный ветер. Бонапарт считал, что вторжение сил природы благоприятствует решающему наступлению.

Штурм начался ночью 17-го. Первоначальной целью атакующих было овладение сильно укрепленным пунктом противника — так называемым малым Гибралтаром. Наступление, осуществленное тремя колоннами, возглавил Дюгомье. Атака началась в кромешной тьме и была отбита противником. В бой вступила четвертая колонна; ее вел Бонапарт. Впереди шел батальон под командованием капитана Мюирона, превосходно знавшего местность. В три часа утра Мюирон сумел проникнуть через амбразуру во вражеский форт, вслед за ним в форт вошли французы; к пяти часам утра «малый Гибралтар» был в руках республиканцев.

Этот решающий успех предопределил исход сражения. Английские и испанские корабли покинули рейд Тулона. Но бой продолжался до 18-го. Вечером 18-го громовой взрыв потряс воздух и темное небо озарилось клубами красного дыма. Это взлетел в воздух взорванный пороховой погреб. Вскоре после этого солдаты Червони, взломав ворота, ворвались в город. Враг обратился в бегство. Тулон пал. Армия республиканцев победительницей вступила в город.

Тулон был крупной победой Республики. Конечно, он не решал исхода войны, но это была первая большая победа над объединенными силами иностранной коалиции. Этой победы удалось достигнуть в значительной мере благодаря тому, что был принят смелый, замечательный своей простотой и ясностью план операции, предложенный Бонапартом.

Бонапарт под Тулоном обнаружил не только полководческий талант, но и воодушевлявшую солдат личную храбрость. Под ним была убита лошадь, ему прокололи штыком ногу, он получил контузию, но ничто не могло остановить его наступательного порыва.

«Я не нахожу подходящих выражений, чтобы обрисовать заслуги Бонапарта, — писал генерал дю Тейль военному министру Бушотту, — глубина научного подхода, такая же глубина понимания и еще больше храбрости — вот слабое представление о достоинствах этого редкого офицера. Это тебе, министр, надлежит приобщить его к славе Республики»[106]. Бонапарту не пришлось дожидаться, пока военный министр приобщит его к славе. 22 декабря 1793 года Робеспьер-младший и Саличетти своей властью комиссаров присвоили Бонапарту воинское звание бригадного генерала. Это решение в феврале 1794 года было утверждено правительством.

Бонапарту было двадцать четыре года. После пяти лет неудач, поражений, просчетов в его судьбе наступал поворот.

Князь Андрей Болконский в романе «Война и мир» Л. Н. Толстого, узнав в Брюнне от Билибина, что авангард армии Наполеона перешел мост через Дунай и движется к Брюнну, вспомнил о Тулоне. «…Известие это было горестно и вместе с тем приятно князю Андрею. Как только он узнал, что русская армия находится в таком безнадежном положении, ему пришло в голову, что ему-то именно предназначено вывести русскую армию из этого положения, что вот он, тот Тулон, который выведет его из рядов неизвестных офицеров и откроет первый путь к славе!»[107]

Для поколений молодых людей девятнадцатого столетия Тулон стал символом резкого и стремительного поворота судьбы. Толстой нашел слова, точно определявшие смысл Тулона. То был «первый путь к славе». Тулон вывел Наполеона Буонапарте из рядов множества офицеров, о существовании которых знали лишь товарищи по полку, полковой командир и скучающие барышни маленьких городков. Его имя узнала страна.

На острове Святой Елены, когда все уже было позади, Наполеон, возвращаясь к минувшей жизни, чаще и охотнее всего вспоминал о Тулоне. В его жизни было много славных побед: Лоди, Риволи, Аркольский мост, Аустерлиц, Иена, Ваграм… Любое из них могло увенчать его имя лаврами славы. Но всех дороже ему был Тулон.

Тулон — это был день надежды, начало пути. Эти хмурые, темные, залитые дождем декабрьские дни и ночи с расстояния долгой, уходящей жизни казались ему розовым утром, озаренным солнечными лучами, началом счастливого дня.

К двадцати четырем годам Бонапарт в столь полной мере познал горечь несбывшихся надежд, что он мог трезво оценивать значение свершившегося. Он знал, что за месяц до Тулона, 15–16 октября, Журдан одержал победу над противником при Ваттиньи, а неделю спустя после Тулона, 26–27 декабря, Гош разбил австрийцев при Вейсенбурге. Лавровый венок славы оспаривали многие.

Бонапарт все это знал и понимал. И все-таки Тулон был переломом в его судьбе. После стольких поражений счастье поворачивалось к нему лицом.

В дни Тулона вокруг Бонапарта начала складываться вначале немногочисленная, группа молодых офицеров, уверовавших в его счастливую звезду. Их было сперва четверо: Жюно, Мюирон, Мармон и Дюрок. Позже к «когорте Бонапарта» присоединились другие.

Андош Жюно был на два года моложе Бонапарта. Сын крестьянина, он мальчишкой ушел в драгуны, в восемнадцать лет командовал отрядом Национальной гвардии; с началом войны сражался в северной и в южной армиях. Он обратил внимание Бонапарта под Тулоном своей беззаботной, веселой отвагой. Однажды Бонапарту в батарее понадобился человек с хорошим почерком, которому он мог бы продиктовать приказ. Жюно, славившийся каллиграфическим талантом, предложил услуги. Облокотившись на лафет пушки, он старательно выводил гусиным пером на бумаге диктуемый текст, как вдруг взрыв вражеского снаряда засыпал с головой Жюно и его бумагу. «Нам повезло! — воскликнул весело Жюно, поднимаясь и стряхивая с себя землю. — Теперь не надо посыпать чернила песком!»[108]

Источники:

http://www.livelib.ru/book/1000222007-napoleon-bonapart-a-z-manfred

http://zen.yandex.ru/media/id/5b78341a6cf6c700aa7e110b/5c2e1b7451ac1300abc2931a

http://www.syl.ru/article/311442/napoleon-konyak-otzyivyi-nastoyaschiy-frantsuzskiy-konyak

http://www.libfox.ru/292000-17-albert-manfred-napoleon-bonapart.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×
×
×
×