Отзывы о заводах

Все отзывы о фильме Завод

2019, Россия, Франция , IMDb: 6.9

Рецензия «Афиши»

Завод закрывают — и несколько тертых мужиков во главе с ветераном горячих точек по прозвищу Седой (Денис Шведов) решают взять в заложники руководителя предприятия Калугина (Андрей Смоляков), чтобы получить за него выкуп. И все вроде бы идет по плану: начальник охраны Калугина по кличке Туман (Владислав Абашин) готов передать отчаянным заводчанам деньги, но тут приезжает полиция, хотя ее никто не вызывал. Герои начинают подозрительно переглядываться — и становится очевидно, что кино, начавшееся с индустриальной симфонии, непременно закончится звуком выстрелов и большим количеством трупов.

В защитнике обиженных и угнетенных, режиссере Юрии Быкове, без шуток, завораживает то, как он с плакатным лозунгом «ЛЮДИ, ОДУМАЙТЕСЬ. » готов прыгнуть на амбразуру, и то, что он не стесняется писать капслоком. Целиком из таких вот плакатных лозунгов, например, состоял его «Дурак» — один из самых народных и жутко переоцененных отечественных фильмов последнего времени, в котором режиссеру удалось по-настоящему оседлать волну народного гнева. И хотя это кино обрело статус культового (что немудрено: уровень его гражданского пафоса был гораздо выше, чем даже в астрахановском «Контракте со смертью»), гораздо интереснее все же талант Быкова раскрылся в «Майоре», в котором он ежеминутно (и гораздо успешнее, чем в своем полнометражном дебюте «Жить») проверял моральный релятивизм героев на прочность. В «Заводе» он, по счастью, занят примерно тем же.

Это зрелое и нескучное кино крепкого жанрового режиссера, который, правда, считает себя художником. Что же: наряжаться художниками — давнее занятие амбициозных ремесленников, но в случае «Завода» важна именно оптика. Если смотреть это кино как «гонконгский боевик» с социальным комментарием — это довольно весело. Если как еще одну железобетонную притчу о судьбах России — то дико скучно. Быков не мыслитель, хотя очень напористо и местами довольно успешно умеет выставить себя таковым. Его сила не в идеях, а в том, как он умеет нагнетать саспенс — и заставлять экран искриться от напряжения. Триллер удается ему лучше, чем философская притча, а боевые сцены — лучше характеров персонажей. В частности, схематичные герои и не позволяют «Заводу» выйти за пределы жанра и стать искусством. В этом драматургическом вакууме нет жизни, а есть набор персонажных характеристик, который умело выдает себя за жизнь.

Быкова принято сравнивать с Алексеем Балабановым, но сравнение это не совсем корректное. Несмотря на то что Балабанов делал такие жанровые вещи, как «Брат» и «Война», начинал он с экранизаций Сэмюэля Беккета и Франца Кафки («Счастливые дни», «Замок»). В фильмах Балабанова, помимо физики, была метафизика. Картины Быкова ее лишены, хотя в финале «Завода» у него был шанс впустить немного абсурда в ткань фильма: например, спецназ выбил дверь, но никого Седого не было, ведь это не человек, а фантомная боль. Но это был бы слишком тонкий финал, противоречащий прямолинейной логике «Завода». Впрочем, выходящим из зала зрителям — одухотворенным, с застывшим на лице выражением «так жить нельзя!» — все это побоку. Понятно, почему для них Быков — кумир, ведь только в такой уставшей от чиновничьего произвола стране, как наша, боевик с социальным комментарием готовы принять за большое искусство.

Киноафиша

Юрий Быков популярен «в народе», то есть у аудитории молодых интернет-активных мужчин (так, он стал одним из немногих режиссёров, побывавших в шоу Дудя). В формировании культа принял деятельное участие «самый главный фанат» — убийца русского кино BadComedian, рассказавший о «Дураке» в своей рекомендательной рубрике GoodComedian. ЖКХ-триллер Быкова в рейтинге на «КиноПоиске» обходит «Левиафана» как по общему баллу, так и по количеству проголосовавших. Оба фильма вышли в один год, и оба оказались востребованы как «ультимативное высказывание» о «русской жизни». По ряду причин социокультурного характера во втором десятилетии нового века российская аудитория всё ещё ждет «последней правды» с экрана, большого художника-демиурга, который выйдет к толпе с кровоточащим шедевром в руках и всё наконец расскажет — как будто бы вида из окна на то же самое недостаточно. Как будто кто-то другой, уполномоченный населением и парнасскими музами, должен сделать работу по осмыслению и установлению причинно-следственных связей. В старомодные модернистские ожидания раз за разом попадают самые старомодные авторы, не замечающие изменившейся реальности и художественной парадигмы. Прямо сейчас на том же стереотипе «большого художника» катается Илья Хржановский; правда, его проект «Дау» доступен только в Париже (вызывая немало вопросов у западных изданий), и нужно очень сильно верить в возможность «величайшего произведения, закрывающего историю кино», чтобы потратиться на подобное путешествие.

Между реализмом и притчей Звягинцев с Быковым оба прижимисто выбирают «и то, и другое». Оба используют метафоры первого уровня, понятные широкому кругу зрителей. Оба не являются новаторами, наследуя утвердившейся, удобной как домашние тапочки концепции восприятия русского режиссера — первый отталкивается от архетипа «Тарковский» (модель для «интеллигенции»), а второй от архетипа «Балабанов» (модель «для народа»); неслучайно фильм «Дурак» посвящен создателю «Брата».

Читать еще:  Брокколи 4 Сезона отзывы

«Завод»

С кинематографической точки зрения «Завод» — лучшая работа Юрия Быкова, не такая вымороченная, как «Жить», не такая сырая, как «Майор» и не такая нарочитая, как «Дурак». Это работа зрелого, уверенного в себе мастера, почти до самого финала понимающего, что и зачем он делает. Гомеопатические дозы притчи растворены в реалистической фактуре. Метафоры едва уловимы и не путаются под ногами. Главный герой «Завода» — снова «дурак», «дурачок» (как ласково называет его оппонент в финале), бывший спецназовец или вроде того, человек со специальной подготовкой, озлобленный несправедливостью. Робин Гуд, поднимающий товарищей на восстание против произвола владельца. У него один глаз, как у Маддса Миккельсена в паре фильмов: в реалистическом измерении это следствие ранения на чеченской войне, в символическом — напоминание о том, что «в царстве слепых и одноглазый король». Аккуратная метафора, работающая и на визуальную ткань произведения — Денис Шведов в этом гриме напоминает жутковатого зверя (с картинкой в «Заводе» вообще неплохо: работяги в растянутой спортивной одежде могли бы стать частью показа Гоши Рубчинского).

Первые кадры «Завода» — постепенно оживающее в начале смены производство в плохо обустроенном цеху — напоминает о поэтической документальной картине Михаэля Главоггера «Смерть рабочего» (2005). Если мы всё ещё верим в возможность «закрыть тему» каким-либо фильмом, то покойный австрийский режиссер её закрывает; эта работа — наблюдение за тем, как в разных концах мира, по мере перехода к постиндустриальному укладу, тяжёлый физический труд превращается из первоосновы человеческой жизни в архаичный ритуал. Отправная точка «Смерти рабочего» — образ пролетария-гегемона из советской довоенной пропаганды, первый же эпизод — кадры из заброшенных шахт Донбасса, где уволенные люди с риском для жизни продолжают добывать уголь на продажу, и где спустя десять лет начнётся крупнейшая постсоветская война. Нам ничего не известно об истинных политических взглядах Юрия Быкова (и есть ли они вообще), но пару лет назад и он собирался делать кино о Донбассе — о территории, на которой советская идентичность вступила в противоречие с реальностью нового национального государства. «Завод» кажется частью того же контекста.

«Завод»

Не только Главоггер, но отечественные режиссёры в последние десятилетия затрагивали эту болезненную тему — бывший гегемон, низвергнутый историей и «диким капитализмом». Алексей Мизгирев в «Бубне, барабане» (2009) помещает свою героиню-библиотекаря в пространство шахтерского Дома культуры — покрытого мозаикой, обветшавшего древнего храма. Еще раньше сюжет, очень похожий на быковский, разыгрывался в «Магнитных бурях» (2003), последнем совместном фильме Абдрашитова и Миндадзе, в котором простодушный герой-рабочий терял себя в конфликте между сторонниками двух претендентов на фабричную собственность. Разменной монетой в олигархической игре становятся и герои картины Светланы Басковой «За Маркса…» (2012).

Тема не раз поднималась и в российском документальном кино — достаточно вспомнить «День шахтера» (2010) Андрея Грязева, снятый в тех же местах, что «Бубен, барабан», или выдающуюся работу Дарьи Хлесткиной «Последний лимузин» (2013), рассказывающую о коротком эпизоде оживления на умирающем ЗИЛе.

Попадая в этот кинематографический ряд, «Завод» немного теряется, кажется совсем неоригинальным и слегка заблудившимся во времени. Один из ключевых моментов — рабочие, захватившие владельца в заложники, требуют съёмочную группу с местного телевидения — вызывает затяжное недоумение. Казалось бы — наши дни, у всех мобильные телефоны, что может изменить сюжет по региональному каналу, эфира которого надо ждать до утра? В похожую ловушку когда-то попал российский ремейк «Горячих новостей» Джонни То — там интрига строилась вокруг круглосуточного телевизионного вещания из дома, захваченного бандитами, но к моменту релиза картины никаких прямых эфиров на отечественном телевидении уже не существовало.

«Завод»

Когда в 2014-м году вышел и стал откровением «Дурак», ещё не было ни Кемерово, ни Мангитогорска, инфраструктура страны ещё не сыпалась так каждодневно и зримо; не существовало ни ютьюба Навального, ни телеграм-каналов, не была налажена система быстрого оповещения общественности о происходящем в регионах. Сегодня любой «дурак» (то есть человек, не желающий играть по системным правилам и позволяющий себе резкие высказывания) при определённых данных и определённом желании может собрать огромную аудиторию — как Игорь Востриков, потерявший семью в «Зимней вишне», мгновенно ставший медиа-звездой, начавший было политическую карьеру и вещающий о своей новой жизни уже из Америки.

И если «Дурак» во многом опередил общественные настроения, то «Завод» скорее отстает от них — но это обстоятельство не снимает главный вопрос, поставленный «пацанским режиссером» Быковым (причем, вряд ли осознанно): что нам делать сегодня с постсоветским мужчиной, с остаточной маскулинностью, с неприкаянным пролетарием из советской пропаганды? Куда направить его энергию, чтобы она не превращалась в энергию войны, безнадёжного бунта, политического терроризма, в энергию саморазрушения? Здесь «Завод» снова встаёт в контекст российского документального кино — оперативного, неподцензурного и при этом отрефлексированного реагирования на происходящее в стране. Программа фестиваля «Артдокфест» в 2018-м году во многом была посвящена «мужскому» и «женскому» — причем если «женское» выглядело как поиск новых стратегий и новых активностей (женский футбол и другие необычные виды спорта), то «мужское» оказывалось апологетикой милитаризма, насилия и социальных иерархий.

Читать еще:  Барашек с гречкой 4 Сезона отзывы

Вся коллизия «Завода», если бы он хотел быть откровенным и злободневным, в сегодняшней реальности должна быть лишь прологом, а уцелевшие персонажи после потери работы могли бы наняться в ЧВК и уехать воевать в Сирию или ЦАР, как в документальном «Тыле». Но это было бы совсем другое кино, требующее мужества. Только где же его взять?

Культура

«Ударил себе же по тестикулам»: Быков покаялся за провал «Завода»

Режиссер Юрий Быков извинился за провал фильма «Завод»

Режиссер Юрий Быков принес публичные извинения за кассовый провал своего последнего фильма «Завод», релиз которого состоялся 7 февраля. За время проката картина собрала порядка 30 млн рублей — эта сумма не смогла покрыть потраченные на производство ленты средства. Постановщик отметил, что втянул «огромное количество людей в авантюру, которая была обречена», а также попросил прощения у съемочной группы, артистов и партнеров проекта.

Российский режиссер Юрий Быков прокомментировал неудачное выступление его нового фильма «Завод» в прокате. По информации ЕАИС, лента, появившаяся на экранах 7 февраля, к настоящему моменту заработала 31,2 млн рублей. Точный бюджет картины неизвестен, однако постановщик дал понять, что собранная сумма не окупила потраченных на ее производство средств.

«Это точно не результат «народного фильма» и уж точно не результат «народного режиссера» (такой титул закрепился за Быковым в прессе. — Прим. «Газеты.Ru»). При всех реверансах в сторону зрителя, при всех визуальных изысках и экшн-ловушках, зритель, в которого метила картина, просто не пошел ее смотреть. И дело не в росписи и рекламе. Залы были пустые», — написал постановщик в своей официальной группе во «ВКонтакте».

По его словам, изначально он связал низкие кассовые сборы с качеством картины, однако после формирования рейтинга на «КиноПоиске» (на момент написания текста — 7,59 баллов) пришел к выводу, что и «интеллектуальные киноманы», и «массовый зритель» по различным причинам предпочли не идти на «Завод» в кино.

«Интеллектуальный киноман не стал тратить время и деньги, потому что режиссер честно признался «Медузе», что хипстеры — не его аудитория, а хипстерам и даром не нужен мускульный философский боевик о «колхозниках в коже и с автоматами», — отметил Быков. — Какие бы смыслы не были заложены в фильме — это априори не тонко. А «не тонко» — это к массовому зрителю».

В то же время, отметил режиссер, массовый зритель «предпочел полтора часа хорошего настроения «Лего» и «Бабушки» (имеются в виду мультфильм «Лего. Фильм 2» и комедия «Бабушка легкого поведения 2». — Прим. «Газеты.Ru») в компании друзей жесткому, местами нудному фильму, который мужчины за 30, обиженные на мир, как Седой, смотрят на VOD-сайтах в гордом одиночестве под пиво».

«Кстати, по результатам экзитпола, в кинотеатры на фильм «Завод» пошли 29-летние мужчины-одиночки», — добавил постановщик.

В публикации Быкова утверждается, что «за всеми отзывами, регалиями, симпатиями и просто лояльностью к его творчеству стоит очень небольшое количество людей — 30-50 тысяч максимум». «Та самая группа [во] «ВКонтакте» (на момент написания в текста на официальную страницу постановщика было подписано 35,9 тыс. пользователей. — Прим. «Газеты.Ru») — люди, которым я бесконечно благодарен, которым готов поклонится в ноги за их терпение к моим упражнениям в прекрасном и зрительский труд, но эта аудитория не смогла и не сможет сделать главное — оставить мое кино на широком экране», — продолжил автор «Завода».

Согласно расчетам Быкова, из 30 млн рублей, которые его картина заработала в прокате, половина останется в самих кинотеатрах. Оставшиеся 15 млн, по его словам, не смогут окупить затраты на «двухчасовой фильм с перестрелками и графикой». При этом конкретный бюджет ленты и ее продвижения режиссер не стал раскрывать, сославшись на обязательства контракта. «Так что можете пофантазировать какие убытки у нас с партнёрами по проекту (прости господи) «Завод», — заключил кинематографист.

Также Быков выразил благодарность «всячески подбадривающим» его продюсерам и зрителям, однако подчеркнул, что все равно испытывает «чувство даже не смущения, а стыда», которое «просто пожирает изнутри».

«Как можно было, получив огромный багаж доверия после «Дурака» (предыдущий полнометражный фильм Быкова, выпущенный в 2014 году. — Прим. «Газеты.Ru»), . и обмануть себя по принципу «одной жопой на двух стульях»? «И жанровое, и коммерческое, и осмысленное. Ударю по всем фронтам». Ударил. себе же по тестикулам», — написал режиссер.

Быков предположил, что вместо этого «нужно было снимать честное, грязное, дешевое кино на коленке, как «Майор», для думающей аудитории центральных городов, не заигрывая с публикой, которая на последние гроши просто хочет выдохнуть в конце рабочей недели». По его словам, в этом случае у его партнеров появился бы шанс получить «хотя бы фестивальные дивиденды за те вложения, которые к ним теперь никогда не вернутся».

Читать еще:  bilet2018.com билеты на ЧМ 2018 в России отзывы

В конце обращения постановщик заявил, что в дальнейшем он будет вынужден снимать полнометражное кино «почти за ноль». «Никто никогда мне больше таких денег, как на «Завод», не даст. Дешевая камера, без света, очень небольшие гонорары артистам, группа из альтруистов, работающих за еду, ну, и никаких гонораров себе. Кино просто выкладывать в интернет, а чтобы не пухнуть с голоду, снимать раз в два года — сериал», — констатировал он.

Быков обвинил себя в том, что «втянул огромное количество людей в авантюру, которая была обречена, поскольку не имела четко выраженного ориентира ни по бизнесу, ни по творческому посылу». В постскриптуме он попросил прощения у «группы, артистов и партнеров за этот пост», отметив, что «делать вид, что все в порядке, нет сил». «Не в порядке. И виноват в этом я», — заявил кинематографист.

Два предыдущих фильма режиссера — «Майор» и «Дурак» — также неудачно выступили в прокате. Первый в 2013 году собрал $120,9 тыс. при бюджете в $2 млн, тогда как следующая картина обошлась в $1,3 млн и заработала только $22,5 тыс.

При этом все полнометражные работы Быкова получали хвалебные отзывы зрителей. Кроме того, на творчество постановщика обращали внимание и за рубежом: в 2015 году газета The New York Times назвала «Дурака» одним из пяти лучших фильмов года, а в 2018-jм на Netflix вышел сериал «Семь секунд», снятый по мотивам «Майора».

Помимо четырех кинокартин Быков также снял три сериала, в том числе — «Метод» и «Спящие» для Первого канала. Тогда как первый возымел определенных успех, последний проект был скептически воспринят большинством зрителей и критиков, из-за чего режиссер объявил об уходе из профессии.

В данный момент Быков готовит к выпуску свою пятую ленту, которая получила название «Сторож». Релиз фильма запланирован на 2019 год.

КГ-Портал

Обратная связь со Всеяредакцией

Завод

«Жадность — это хорошо, — говорил нам Гордон Гекко в оскароносном фильме «Уолл-стрит» 1987 года. — Жадность — это правильно». Индивидуализм, эгоизм, жадность и мизантропия — ключевые темы нового фильма Юрия Быкова. Фильма, возрождающего веру в суверенный российский кинематограф

Графически безупречный, «Завод» рассказывает историю противостояния трёх персонажей, не привыкших отступать. Это заводчанин Седой, олигарх Калугин и начальник охраны Туман. У каждого своя правда, своя идея, но две черты их объединяют: они люди действия и они чертовски умны. Из чего следует отсутствие однозначного разделения на героев и злодеев. Напротив, финал поднимает вопрос, а кто на самом деле был протагонистом. Вопросов тут вообще поднято достаточно, но ответа на них Быков не даёт. Трое сильных людей бродят среди дыма и зеркал и смешивают ложь и правду, ведя друг с другом игру на опережение. Единственный способ победить в данной игре — не играть. Уйти, возвести в абсолют тот самый индивидуализм, который является корнем всех проблем, и остаться наедине с самим собой.

«Завод» напоминает сибирский постпанк — угрюмый, мелодичный, безнадёжный и серый, но выверенный и минималистичный. Фильм в некоторой степени духовно продолжает «Брата», который был как питерский рок. Те же проблемы главных героев: они вернулись с войны в общество, где им нет места. То же нежелание сидеть сложа руки. Но экономика определяет бытие, и сегодняшний Седой не имеет тех возможностей, которые имел Данила Багров. Первоначальное накопление капитала окончено, и ей-богу, кажется, что Данила вписался бы в «Завод» как влитой на место Тумана или одного из его оперативников. Есть в фильме что-то от Алексея Балабанова. Диалоги стоят буквально в паре шагов от разбора на цитаты, но нет того чёрного юмора и юмора вообще, присущего работам ушедшего от нас мастера. Картинка, безусловно, дороже и ярче, объёмнее. Экшен, опять-таки. Где Балабанов опирался на диалоги, Быков опирается на визуал. Где Балабанов опирался на питерский рок, Быков опирается на угрюмые гитарные рифы. Звуковой дизайн в фильме заслуживает твёрдой пятёрки, несмотря на то что в ряде сцен звук сведён отвратительно и просто-напросто бракован. Тёплое освещение цеха контрастирует с холодным светом фар «мерседесов» и тактических фонарей охраны — визуальная часть чертовски стильная и требовательная к яркости вашего кинотеатра. Картинка не страдает от гламурности современного российского большого кино, но и не скатывается в «голливудский серый». Чёрный цвет остаётся чёрным. Лица остаются лицами.

Так почему же «суверенный» кинематограф? Идеи и конфликты «Завода» исходят из современной российской действительности. Это не копирование западных сюжетов (добрый день, «Громкая связь»), не стояние на ступеньках советского наследия (здравствуйте, «Экипаж»; давно не виделись, «Время первых») и не обесцвеченная во имя глобализации и продаж на иностранные рынки безделушка («Притяжение»). «Завод» — это кино для наших людей, про наших людей и от нашего человека. И если вам что-то очень сильно не понравилось — возможно, это ваше отражение.

Источники:

http://www.afisha.ru/movie/245979/reviews/

http://www.kinoafisha.info/reviews/8327696/

http://www.gazeta.ru/culture/2019/02/18/a_12192817.shtml

http://kg-portal.ru/movies/zavod/reviews/5749/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector