Отзыв об А зори здесь тихие… (2015)

Все отзывы о фильме А зори здесь тихие.

2015, Россия , IMDb: 6.7

Рецензия «Афиши»

В 1942 году в прифронтовой зоне в Карелии старшина Федот Васков (Федоров) получает в свое распоряжение взвод зенитчиц. Когда младший сержант Осянина (Микульчина) замечает в лесу двух немцев, старшина берет ее и еще четырех девушек (Малахова, Асмус, Лебедева, Кузнецова) и отправляется в погоню. Немцев на поверку оказывается не двое, а полтора десятка.

Как всегда бывает в таких случаях, авторы напирают на то, что это не ремейк фильма Ростоцкого, а новая экранизация повести Бориса Васильева, и, как всегда бывает в таких случаях, лукавят. Диалоги в данном случае не показатель — к тексту повести Ростоцкий и Ренат Давлетьяров отнеслись равно уважительно, но, конечно, множество мизансцен были перерисованы один в один. Новая экранизация при этом почти в два раза короче, отчасти за счет сокращения второстепенных деталей и другого ритма, отчасти за счет закадрового текста в исполнении Гармаша, который, правда, довольно быстро куда-то пропадает.

Наибольшие изменения предсказуемо коснулись флешбэков — воздушно-сюрреалистических в исполнении Ростоцкого и сугубо разъяснительных здесь. Ударная реплика про скуку и двойник юного Костолевского на месте, впрочем; вдобавок поясняется, что Бричкина — дочь раскулаченных, а Четвертак — репрессированных. Это, пожалуй, самые слабые места картины: оставшись без поддержки, Давлетьяров немедленно проваливается в болото штампов. Если репрессии — то «Утомленное солнце» и воронок НКВД. Если наступление немцев — то танки, давящие цветочки, кровь на белой простыне и лошадка, падающая в рапиде. Если расстрел евреев — то дымящееся дуло пулемета и фашист в страшной фуражке, поджимающий тонкие губы. Если фронт — то разбросанные тела, снятые сверху через дымку.

Петр Федоров, загримированный под Шарапова из пятой серии, на несколько лет старше, чем первым сыгравший Федота Евграфыча артист Мартынов, но выглядит куда моложе и исполняет несколько иную роль. У Ростоцкого это фигура отца, и он подчеркивает парадоксальность ситуации: очередная дикость войны. Здесь Васков — скорее потенциальный любовник, что более естественно и менее интересно. Сексуальный подтекст отыгран довольно деликатно, но режиссер, конечно, не отказал себе и зрителю в удовольствии превратить знаменитый банный день в знойный эротический клип а-ля рюс, а в качестве бонуса отправить зенитчиц под водопад.

Надо заметить, что к актрисам — как, впрочем, и к Федорову — вопросов практически нет. Да, у них очень современные лица, и васильевский говорок середины прошлого века порой звучит немного фальшиво, но не настолько, чтобы это резало глаз или ухо. Даже роль Комельковой, самая, может быть, сложная, неожиданно подошла бывшей солистке группы Reflex: при всей, вероятно, разнице дарований в паре эпизодов в Малаховой проглядывает ровно тот темперамент столичной штучки, который был у Остроумовой. Другое дело, что Ростоцкий неспроста растянул фильм на три часа: зритель за это время должен был не только узнать, но и почувствовать героинь. Новая версия этого не позволяет: мы понимаем, кто это, — и только, что, конечно, значительно снижает эмоциональный накал развязки.

Давлетьяров — компетентный, мастеровитый постановщик; о режиссерском почерке тут говорить не приходится, но он четко понимает, чего хочет, и в большинстве случаев этого добивается. Очарование советских «Зорь» — если смотреть из сегодняшнего дня — объясняется в том числе архаичностью киноязыка: мы отдаем себе отчет в том, что так уже давно не снимают, но с готовностью принимаем эти правила. Ремейк пересказывает повесть Васильева языком современного коммерческого кино — на уровне монтажа, ритма, музыки, кое-где исправляя драматургические неясности. И в этом, в общем-то, нет ничего дурного и тем более кощунственного; почему бы нет. Конечно, апелляция к «Властелину Колец» — из которого тут мягко позаимствована музыкальная тема и еще ряд моментов — выглядит неожиданно. И конечно, группа «Любэ» на финальных титрах — это просто безобразие. Но по большому счету новые «Зори» — вполне ладное военное кино по прекрасной книге. Статус главной российской премьеры года, ради которой в приказном порядке переносят релиз «Мстителей» и все такое прочее, оказал фильму медвежью услугу: он едва ли достоин такого болезненного внимания. Зато у нас теперь действительно как в Голливуде — выходят бодрые ремейки классики, и все в них вроде нормально, и непонятно только одно: а зачем.

Читать еще:  Отзыв об Алтогем

А зори здесь тихие. 2015. Отзыв

В канун Дня Победы на одном из телеканалов был вновь показан фильм «А зори здесь тихие, 2015».

История, рассказанная Борисом Васильевым и опубликованная в журнале «Юность» в 1969 году, была замечена читателями сразу. Битва под Москвой, Сталинградская, сражение под Прохоровкой на слуху у всех, кто интересуется историей своей страны. А вот как жила окраина, в данном случае Мурманская область?

6 человек: старшина, комендант разъезда Федот Васков и 5 девушек – зенитчиц отправляются в леса к «Синюхиной гряде», между озерами «Вопь и Легонтово». Это у Бориса Васильева в повести «А зори здесь тихие».

На самом деле речь идет об охране Кировской (теперь Октябрьской) железной дороги. Проход от Ленинграда до Мурманска через Карелию был важным стратегическим объектом. Через него шло обеспечение северных портов. Поэтому так называемая «Мурманка» была объектом многочисленных диверсий Абвера, в том числе осуществляемой одной из рот полка «Бранденбург».

«А зори здесь тихие», в 1972 и 2015 годах рассказанные кинематографистами, явление совсем не незаметное, не тихое, и защищали страну пограничники и партизаны не на жизнь, а на смерть. Вот почему гибель пяти девушек в течение одного северного дня объективна и правдоподобна. Диверсантов оказалось не двое, как предполагалось в начале, а 16.

В 1972 году фильм был поставлен фронтовиком, талантливым режиссером Станиславом Ростоцким. Римейк 2015 года снят режиссером Ренатом Давлетьевым в 54 года.

6 человек, 6 характеров, ярких, интересных, непохожих один на другого. «А зори здесь тихие» 1972 года, безусловно, шедевр, признанный зрителями, критикой и России, и всего мира. 5 девушек – добровольцев и 1 кадровый военный. Естественность, правдивость поступков героев фильма – главные качества.

Не отступает от устава Васков, строга молодая мать, вдова офицера Рита Осянина, не совсем правильна в любовных отношениях красавица Женя Комелькова, сообразительна по-деревенски Лиза Бричкина, наивная, сирота – подросток Галя Четвертак, любительница поэзии Соня Гурвич. Все они великолепно сыграны в 1972 году начинающими актрисами, состоявшимися яркими личностями за это время.

Чем может удивить римейк (ремейк – remake – переделка)?

Современной оценкой судеб. Теперь зенитчицы красивы все, Женя Комелькова потерялась среди них. Деревенская Лиза Бричкина из раскулаченных, играть она может только любовь (актриса Софья Лебедева), а Елена Драпеко у Ростоцкого играла личность.

Еврейка Соня Гурвич «провоцирует» на Холокост, и ее мама гибнет в Минском гетто. Галя Четвертак – сирота? Значит, дочь репрессированной матери.

Играет ли это на руку главной идее – защите Кировской железной дороги, как части своей Родины? Наверное, нет. Девушки хороши, особенно Осянина (актриса Анастасия Микульшина), в ней есть какая-то внутренняя сила.

Претензии к фильму «А зори здесь тихие», 2015 можно предъявлять и далее. Но стоит ли? Новый вариант сделал главное – историю «тихой войны» показал новому поколению зрителей, которым интересны в том числе и современные актеры: Федоров, несмотря на свой «нервический» характер, Дарья Мороз, сыгравшая квартирную хозяйку Васкова, но как-то особенно, обжигающе, на мой взгляд.

Я была в кинозале 2015 года, слышала, как хлюпали носами юные зрительницы. Значит, они прочувствовали, что-то поняли для себя, — а это главное.

Я отношусь к римейкам с предубеждением, но жизнь идет и повторения необходимы. И пусть проект Давлетьева уступает фильму Ростоцкого, он получился на «4+», уж точно.

Авторизация

Отзывы и рецензии на фильм А зори здесь тихие.

23 рецензии на фильм «А зори здесь тихие. »

Ремейк пересказывает повесть Васильева языком современного коммерческого кино — на уровне монтажа, ритма, музыки, кое-где исправляя драматургические неясности.

Как и повесть Васильева и предыдущая экранизация «Зорь», новый фильм напоминает о печальной правде – не все смерти на фронте были осмысленными или героическими, и не все солдаты (и офицеры) вели себя так, как ждали сами от себя. Но это была не.

Сравнивать новые и старые «Зори» едва ли имеет смысл, но смотреть стоит — как те, так и другие. Прокатная же судьба картины пока туманна. Пойдет ли на «Зори» в кино та самая молодежь, ради которой этот ремейк затевался? На этот счет есть некоторые.

Печальное зрелище — нацеленный «на молодое поколение» ремейк великой военной трагедии Ростоцкого.

Вот и получается, что ни в анналы военного кино, ни в список лидеров проката фильм не впишется. Любой ремейк обречен на скрупулезное сравнение с оригиналом, и “зори” получились хуже, чем могли бы, но все-таки лучше, чем ожидаешь после потока.

Современные зрители иначе относятся к фильмам о войне. Новая версия «Зорей» — попытка одновременно рассказать о нетленной повести Бориса Васильева и шикарной киноэкранизации Ростоцкого новыми словами. Более пафосно, более динамично, со.

Конечно, в истории этот фильм все равно останется как ремейк. Ладная поделка, которую не будут ставить по праздникам, потому что исходник мощнее, честнее и пронзительнее. Конечно, о войне всегда лучше снимали те, кто ее своим организмом.

Давлетьяров сорвал бы кассу, сними он свой – пусть такой же элементарный – шутер. Но в наш век кризиса идей каждый плагиат гордо называется ремейком и только зря бередит старые раны (как боевые, так и киноманские).

Читать еще:  Отзыв об Анвимакс

«А зори здесь тихие…» выглядят красиво, но плоско и вряд ли способны пробудить у зрителя хоть какие-то чувства. В них очень мало личного, интимного — как, впрочем, и масштабно-исторического. Фильм очень походит на далекое воспоминание о подвиге.

В результате фильм, конечно, не превращается в боевик — но как-то уж очень настойчиво пытается увлечь.

Писателю позволительна условность, и режиссеру позволена условность — в этом греха нет. В конце концов, сотни фильмов про войну — о том, что другой дороги нет, что других людей нет, что врага нужно остановить именно малыми силами. Но об этой.

Утверждение, что у войны — не женское лицо, не настолько ново, чтобы его так уж разжёвывать (тем более что это уже третий такой фильм подряд после «Батальона» и упомянутого выше «Севастополя»). Трагедия той войны вовсе не нуждается в таком нажиме.

В нем нет ни чугунной патетики, ни демонстративного пацифизма (положили людей ни за что). Смерть главных героинь воспринимается не как жертва (священная или бессмысленная), а прежде всего как трагедия. Вина за которую лежит не на бестолковом.

И все же, как представляется автору этих строк, отдельные недостатки не помешают новым «Зорям. » занять заметное место в памяти отечественного зрителя. Фильм с впечатляющей мощью подтверждает тезис о том, что «у войны не женское лицо». Но также он.

Им не получается поверить, они выглядят персонажами не исторического фильма, а в лучшем случае праздничного фильма-концерта вроде «Старых песен о главном».

Новая версия расширила поле зрения, благодаря чему все шестеро героев оказались под объективным взглядом – это уже наша память.

Новая экранизация знаменитой военной повести — слишком торопливая и деловито-энергичная.

Красочный, яркий ремейк культового советского кино, созданный без какой-либо внятной цели со степенью полезности, стремящейся к нулю. Если бы господин Давлетьяров и компания эти 220 миллионов рублей бюджета отправили на благотворительные цели.

И что же в итоге? А ничего. Ну, то есть почти ничего. Добротно сделанный по всем законам современного киностандарта ученический пересказ. Я не против ремейков, не против военных фильмов: война — зло чудовищное, и не говорить об этом нельзя. Но на.

Есть большие сомнения в том, что современное поколение не в состоянии оценить серьезное драматическое кино, но остается надеяться, что в попытках адаптации авторы руководствовались искренними побуждениями.

Рецензия на фильм «А зори здесь тихие…»

Новая экранизация классической повести Бориса Васильева – один из лучших современных фильмов о Великой Отечественной войне

Май 1942 года. На севере от блокадного Ленинграда в маленькой деревушке базируется тыловая зенитная часть. Размещена она в этих местах на всякий случай, самолеты противника до нее почти не долетают, и потому бойцы шалеют от безделья и быстро спиваются. Когда опытный старшина Васков (Пётр Фёдоров), прошедший Финскую войну и списанный в тыл после ранения, просит прислать солдат, которые бы не пили и по бабам не бегали, начальство заменяет его подчиненных подразделением молодых зенитчиц. Пока старшина и девушки приноравливаются друг к другу, одна из зенитчиц замечает в лесу двух немецких диверсантов с взрывчаткой. Понимая, что враги могут подорвать стратегическую железную дорогу, старшина немедленно собирает маленький отряд и устремляется на поиски лазутчиков. Однако, настигнув их, Васков обнаруживает, что диверсантов не двое, а шестнадцать, и что бой предстоит неравный – пятеро едва умеющих воевать зенитчиц и их командир против спецназа СС.

Кадр из фильма «А зори здесь тихие…»

Когда видишь в расписании премьер новую экранизацию повести Бориса Васильева, заранее настраиваешься на разочарование. Что можно добавить к ее великолепной экранизации, снятой в 1972 году Станиславом Ростоцким и немедленно ставшей «народным кино»? А отнять у старого фильма можно многое, и мы уже не раз видели, как новорусские режиссеры соревнуются с советскими предшественниками и выпускают позорнейшие ленты, которые хочется не просто забыть, а каленым железом выжечь из памяти. Правда, постановщик «Стальной бабочки» Ренат Давлетьяров, как мы в последние годы обнаружили, заметно лучший режиссер, чем продюсер (если судить по рейтингам его картин, а не по их сборам). Но все же его имя пока не вселяет автоматическую уверенность в будущем фильме. Тем более когда речь идет не об оригинальном проекте, а о состязании с классикой отечественной военной драмы.

Кадр из фильма «А зори здесь тихие…»

И действительно, «…А зори здесь тихие» разочаровывают. Но разочаровывают приятно. Более чем приятно. Фильм заставляет забыть все заранее заготовленные критические штампы и вспомнить штампы хвалебные. А когда после сеанса возвращаешься домой и пересматриваешь картину Ростоцкого, возникает упорное ощущение, что она хуже! Ощутимо хуже. Особенно с точки зрения современной молодежи, выросшей на эпическом голливудском кино, а не на советских фильмах и спектаклях с их техническими ограничениями и художественными условностями.

Кадр из фильма «А зори здесь тихие…»

Правда, лента Давлетьярова не безупречна. Она поддалась нашей новой киномании всюду видеть «проклятого Сталина», и потому две ее героини превратились в жертв репрессий. Лиза Бричкина теперь – дочь сосланного на Енисей кулака, а Галя Четвертак – сирота из интеллигентной семьи, расстрелянной в 1930-е. На сюжете, правда, это никак не сказывается. Просто дополнительная красочка к образам девушек, допустимая в случае Лизы (почему бы ей не быть «окающей» сибирячкой?), но не в случае Гали, поскольку для образа героини в повести важно, что Галя – подкидыш и что она не знает своих родителей, а потому фантазирует о них. В фильме при этом сохранена обращенная к Гале реплика: «Читала я твои документы. Нет у тебя никаких родителей и никогда не было!» – которая с новым сюжетным поворотом теряет смысл, поскольку не стирала Советская власть из биографий такое клеймо, как «член семьи врага народа».

Читать еще:  Отзыв об Агенство "Надёжные люди"

Кадр из фильма «А зори здесь тихие…»

Прокол это раздражающий, но секундный и картину в целом не отравляющий. Как не отравляет ее и чересчур откровенная банная сцена, которая фиксируется на изгибах женских тел и заставляет зрителей-мужчин почувствовать себя мальчишками, проковырявшими дырочку в женскую парную. Да, это не фотосессия «Плейбоя», а фрагмент с определенным художественным смыслом. Но так ли уж он нужен был в фильме, который, по идее, предназначен для школьников?

Кадр из фильма «А зори здесь тихие…»

Как видите, претензии к новой экранизации можно придумать. Но все это мелочи, заметные лишь потому, что все остальное в фильме замечательно. Начиная с точного следования сюжету повести (сценарные изменения коснулись лишь флешбэков о довоенной жизни героинь) и заканчивая тем, что перестрелки Давлетьяров снял лучше, чем Ростоцкий. В новом фильме понятнее, кто в кого стреляет и кто при этом где находится. А когда ближе к концу картины Васков и нацист пытаются задушить друг друга, у Давлетьярова эта сцена смотрится как жесткий поединок, а у Ростоцкого – как катание в грязи имитирующих схватку актеров.

Кадр из фильма «А зори здесь тихие…»

Кстати, о Васкове. Если не считать цветной картинки фильма Давлетьярова, позволяющей лучше почувствовать красоту северной природы, главное отличие новой экранизации – в образе главного героя. У Ростоцкого это был справный и колоритный, но забавный мужичок, слишком расслабленный для опытного солдата, который «прохлаждается» в тылу, пока его товарищи воюют на фронте в критичный для войны момент. В герое Петра Федорова, напротив, чувствуется взведенная пружина. Конечно, он не Рэмбо, не тикающая бомба, которая мечтает взорваться. Но новый Васков тяжело переживает все, что происходит со страной, с ним и с его подчиненными. И посмеяться над ним особенно не получится. В частности, потому что он говорит на литературном русском, а не «окает» напропалую. А вот уважать его есть за что. Потому что и мужик серьезный, и командир грамотный, и воин доблестный, и настоящий «отец солдатам». Но при этом в нем достаточно человечности, чтобы он воспринимался как реальный старшина, а не как скучный советский супермен без страха и упрека.

Кадр из фильма «А зори здесь тихие…»

Под стать обновленному герою и обновленный стиль постановки. Двухчасовая лента получилась красивой, динамичной, драматичной, пафосной и по-хорошему патриотичной, а также уместно и удачно использующей закадровый авторский текст. Флешбэки напоминают не только о счастливых днях жизни героинь, но и о фашистских зверствах, приведших девушек на фронт, а от сочетания мощной музыки и эффектной картинки порой пробивает на слезы. При желании можно упрекнуть режиссера в откровенной манипуляции зрительскими чувствами, но из всех жанров в военной драме такая манипуляция простительнее всего. Ведь суть этого жанра не в том, чтобы бесстрастно изложить исторические факты, а в том, чтобы окунуть зрителей в прошлое и заставить их сопереживать людям, жившим в иную эпоху. Фильм Давлетьярова делает это всеми возможными способами, и у него отлично получается.

Кадр из фильма «А зори здесь тихие…»

А что же молодые актрисы, которые, что греха таить, нередко оказываются самыми слабыми в российских лентах? Ни к подбору девушек, ни к их игре у нас никаких претензий. Не поддавшись на искушение сделать сюжет приуроченного к 70-летию Победы фильма монотонно-героичным, Давлетьяров сохранил и подчеркнул физическое и психологическое разнообразие героинь, и перепутать их в его ленте еще сложнее, чем в картине Ростоцкого.

Как и повесть Васильева и предыдущая экранизация «Зорь», новый фильм напоминает о печальной правде – не все смерти на фронте были осмысленными или героическими, и не все солдаты (и офицеры) вели себя так, как ждали сами от себя. Но это была не столько их личная вина, сколько вина тотальной войны, заставившей не созданных для этого людей взять в руки оружие. Ждать от всех доблести и даже простой полезности было нереалистично. И чем лучше мы понимаем, что на фронте сражались не супергерои, а обычные люди с обычными человеческими недостатками, тем яснее становится, какой ценой давались подвиги, когда они все же случались, и каким кошмаром была война и для тех, кто дошел до Берлина, и для тех, кто остался на поле боя. Как говорится в старом и мудром анекдоте: «Не дай вам бог пережить все, что вы можете выдержать!»

Источники:

http://www.afisha.ru/movie/222922/reviews/

http://www.proza.ru/2018/05/08/1806

http://kritikanstvo.ru/movies/azorizdestixie/

http://www.film.ru/articles/na-severnom-fronte-bez-peremen

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector