Журналист Мария Строева отзывы

«Показывать можно и макаку»

Ведущая РБК-ТВ Мария Строева рассказала о своем пути в журналистику

Журналист в гостях у журналиста — редкость на местном телевидении. Однако когда в Благовещенске оказывается ведущий РБК-ТВ, шанс упускать нельзя. Как «выворачивать» именитых гостей наизнанку и о своем пути на первый и единственный в России телевизионный бизнес-канал в программе «Герой дня» Амурского областного телевидения рассказала блондинка, мама и просто интересный человек Мария Строева.

— Мария, какими судьбами в Благовещенске?

— Отвечу, наверное, стандартно: я давно хотела побывать на Дальнем Востоке. Это — чистая правда, кстати. Я здесь впервые. Так получилось, что я начала знакомство с этим регионом именно с Благовещенска. Надеюсь, не в последний раз, надеюсь, будут еще другие города и веси. Приехала я сюда с компанией «МТС», которая проводит встречи со своими корпоративными клиентами, я эти встречи веду.

— Телеканал РБК — первый и единственный в России канал бизнес-новостей. Когда красивая блондинка говорит на серьезные экономические темы, выглядит это как минимум странно. Сложно бороться со стереотипами?

— Вы его сами сейчас озвучили. Если бы мы с вами были сейчас в США, вас бы за сексизм немедленно упекли. Мы, слава богу, не там, поэтому можем на эту тему шутить сколько заблагорассудится. Но тогда я вам в столь же игривом тоне скажу, что для моего дебюта в эфире РБК меня все-таки перекрашивали в рыжий цвет, дабы придать мне некоей, извините, сучести. Если говорить серьезно, вы же понимаете: джентльмены предпочитают блондинок — это раз, и два — не все, что у блондинки на голове, у нее в голове.

— Вы вели программу «Новости компаний». Помните свое первое интервью с известным бизнесменом?

— Помню. Программа создавалась под меня. И был это ни много ни мало Семен Вайншток (председатель совета директоров Israel′s Financial Levers LTD с августа 2010 года, ранее — президент ОАО «Транснефть»). Причем РБК тогда еще не был столь популярен. Мы были в самом начале пути. И я была в самом начале пути, буквально несколько месяцев, как пришла на канал. И для нас было чрезвычайно важно и приятно, что он пришел, оказал нам доверие. Потом он еще неоднократно становился нашим гостем. Я даже помню случай, когда у него было очень мало времени. Было прямое включение. Он говорил: «Маша, я не могу больше ждать!», а я: «Ну давайте я вам анекдот расскажу». Я ему рассказывала анекдоты на грани фола, чтобы удержать. С этого момента зрители, наверное, начали верить в нас.

— В описании программы сказано «выворачивать наизнанку успешных людей». Сложно их вывернуть?

— Да. И я вам скажу абсолютно честно, что я иногда, уж извините за прямоту, выхожу с мокрой спиной из студии, не потому что ворочала камни, а от напряжения — я делала работу, и порой она тяжелая. Потому что не все люди готовы прийти и открыться. Не все готовы общаться так, как они это делают вне студии. Камера, вы же знаете, — вещь жестокая. И микрофон способен сковывать очень сильно.

— Перевоплощение людей на ваших глазах, это самое важное в профессии? Это вас привлекает в журналистике?

— Я по образованию журналист, окончила факультет журналистики МГУ. Когда я выбирала профессию, делала это совершенно сознательно и в то время, когда казалось, что журналистика — настоящая четвертая власть и мы способны общество сподвигнуть к переменам и участвовать в этих переменах. Тогда казалось, что мы можем все. Время краски растушевало, но я-то новостийщик все-таки. Для меня новость — это главное, и главное — эту новость выдать. Поэтому когда люди мне в эфире рассказывают о новостях, вот тогда я считаю, что не зря ем свой хлеб.

— Свою карьеру на ТВ вы начали с должности выпускающего редактора на ОРТ. Как сразу устроиться на хорошую должность?

— Секрет очень простой. Сначала нужно поступить на журфак, а потом прямо в 17 лет надо пойти на Гостелерадио или в любую редакцию и начать там работать. Я к моменту получения диплома уже вела авторскую программу, защищала авторский диплом по материалам собственной программы, которую я вела на радио «Юность», а потом на «Радио России». Потом надо много проработать ведущей на главном в то время и самом популярном радио страны, а потом можно надеяться на хорошую должность на телевидении.

— ОРТ, Рен-тв… Почему на РБК остановились?

— История интимно-личностная, потому что и в «Вестях», и на Рен-тв, где я работала шеф-редактором, мы работали с моими друзьями и коллегами, часть которых были, так случилось, даже моими одноклассниками. Потом они ушли делать новый канал — РБК. Я не пошла за ними сразу и, честно, даже в это не верила. Задумка была интересная, но было непонятно, как они настолько быстро сделают канал, причем сделают его рентабельным. Новости по определению убыточны. И к моему огромному удивлению, им это удалось. Я к ним присоединилась больше чем через год. Это делали энтузиасты. Любое дело начинают энтузиасты и те, кто горит. Тогда получается, наверное.

— Вы успешный журналист, автор двух детей. Как вы это совмещаете?

— Я быстро все делаю, я такой Спиди Гонсалес. У меня темп очень большой.

— А если расставлять приоритеты? Что будет на первом месте?

Читать еще:  ПИЛИНГ IO PRC ARMORIQUE отзывы

— Конечно, дети! Работа — это инструмент: а) для самореализации, б) для заработка денег. Поэтому сначала семья, а потом все остальное. Но я — активнейшая сторонница того, что замыкаться на этом нельзя. Наверное, есть другие женщины, я не из них. Я не сидела дома и дня, никогда.

— Как вы себя еще подаете, помимо СМИ?

— Я открыта к интересным предложениям. Но я-то уже в этом шоу-бизнесе 20 лет, и определенная усталость накапливается: уже не так бодро с лейкой, блокнотом, а то и с пулеметом, уже хочется иногда и тишины. Поэтому сегодня, пожалуй, интернет — такой способ самовыражения. Газета — нет, хотя по образованию я газетчик, как это ни смешно. А вот радио — да, очень тонкий инструмент, намного тоньше телевидения. Вот если сейчас оставить только наши голоса, и мы будем интересны, вот тогда мы будем — профи, а показывать можно и макаку, вы же знаете.

Мария Строева: биография и карьера

Сегодня мы расскажем, кто такая Мария Строева. Где сейчас работает наша сегодняшняя героиня, и в чем особенности ее деятельности, подробно рассмотрим далее.

Речь идет о журналистке, телеведущей и публицисте. Родилась она в 1969 г. После окончания школы девушка принимает решение стать журналисткой и поступает в МГУ, где выбирает факультет журналистики.

Ранние годы

Карьера

Следующее место работы журналистки – РЕН-ТВ. Она заняла пост шеф-редактора информационной службы телеканала.

В 2004 г. произошло важное событие в карьере нашей героини. Она перешла на канал «РБК». На новом месте Мария стала ведущей программы под названием «Новости компаний». После она начала работать над авторской программой, которая носила ее имя и была посвящена главным образом работе российской банковской системы.

Интересные факты и личная жизнь

Мария Строева в первую очередь решила переехать потому, что ее муж – украинец, который проживает в Киеве. Телеведущая состоит в браке много лет. До того как разгорелись упомянутые выше события, семье приходилось жить одновременно в двух странах. Телеведущая летала в Киев из Москвы и обратно. При этом Мария считала себя российской журналисткой, так как образование получила на факультете журналистики МГУ. К тому же она всегда работала именно в России. Противостояние между странами вынудило нашу героиню поменять привычный образ жизни. Она предположила, что перелеты будут более затруднительными.

Важную роль в этом вопросе имело также то, что в конфликте стран симпатии её оказались на стороне Украины. Теперь телеведущая находится временно без работы. Такой образ жизни для нее весьма непривычен. Однако у нашей героини есть проекты, которые она хочет воплотить в украинских СМИ. Но возможности выполнить подобную задачу пока нет.

К сожалению, телеведущая в интервью не называет род занятий своего мужа и даже его имени. Она отмечает лишь, что благодаря избраннику настолько смогла выучить украинский язык, что свободно понимает его и общается в семье. Однако для работы считает недостаточными нынешние знания. При всем этом Мария успела стать мамой дважды.

Российский медиахолдинг РБК лишился редакторов, определявших его лицо

За два года Елизавета Осетинская, Роман Баданин и Максим Солюс опубликовали несколько расследований, задевших Кремль

МОСКВА — Один из наиболее известных российских медиахолдингов, РБК, в пятницу 13 мая лишился сразу трех людей, определявших его информационную политику: из холдинга ушли шеф-редактор РБК Елизавета Осетинская, главный редактор информационного агентства РБК Роман Баданин и главный редактор газеты РБК Максим Солюс. По последней информации, вслед за уволившимися редакторами медиа-ресурсы холдинга могут покинуть более десяти ведущих сотрудников.

Разговоры о тучах, сгущающихся над РБК, шли уже длительное время после того, как в январе 2015 года на сайте РБК появилось расследование, посвященное тому, кто стоит за расширением Московского государственного университета: в нем была упомянута Катерина Тихонова, которую позже агентства Reuters и Bloomberg назвали дочерью Владимира Путина. Кроме этого расследования, РБК публиковал материалы о том, сколько стоит российская военная операция в Сирии, откуда в Украине появились солдаты российской армии, как окружение президента Путина стало заниматься нефтяным бизнесом, и многие другие.

Материалом, который, по сведениям агентства Reuters, и стал поводом для требования представителей Кремля уволить руководство РБК, стала статья под названием «Напротив «дворца Путина» под Геленджиком начнут разводить устриц», появившаяся на сайте этого медиа 11 мая.

Давление на РБК в последнее время возрастало

В течение последних трех лет холдингом РБК владеет российский миллиардер Михаил Прохоров. Это было залогом финансовой независимости журналистов холдинга от российских властей, однако в 2016 году давление на РБК, по мнению многих наблюдателей, явно увеличилось: в медиасреде начались разговоры о том, что Прохоров ведет переговоры о продаже холдинга, в конце апреля появились первые сообщения о возможной отставке Елизаветы Осетинской, а в начале мая генеральному директору РБК Николаю Молибогу пригрозили проверкой со стороны МВД по обвинению в мошенничестве.

РБК стало очередным российским медиа, в разгоне которого большинство наблюдателей усматривает политическую составляющую: с конца 2011 года, т.е. со времени начала предвыборной кампании Владимира Путина на его третий президентский срок, подобным образом были разогнаны редакции интернет-изданий «Лента.ру» и «Русская планета», полностью изменена редакционная политика телеканала РЕН-ТВ, произошли громкие увольнения в издательском доме «Коммерсант». До этого, в 2000-х, представителями государства в России был разгромлен холдинг «Медиа-МОСТ» и разогнаны редакции входивших в него телекомпании НТВ и журнала «Итоги», выходившего в сотрудничестве с американским Newsweek.

Во всех предыдущих случаях российская власть отрицала факт политического давления на журналистов. 13 мая пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, комментируя увольнение всех редакторов РБК, заявил: «Мы неоднократно говорили и продолжаем говорить, что не может идти речь о каком-либо давлении на редакционную политику или на медиахолдинг в целом».

Читать еще:  АО Останкинский пивоваренный завод отзывы

Сергей Пархоменко: власть обеспокоилась соцсетями и перестала заботиться о своем имидже

Бывший главный редактор журнала «Итоги», известный российский журналист и гражданский активист Сергей Пархоменко говорит, что в нынешней ситуации с традиционными медиа есть много сходного с началом 2000-х, когда коллектив под его руководством был вынужден покинуть свое издание: «Что касается давления на традиционные СМИ, на редакции, то здесь, конечно, очень много узнаваемого. И все это делается, прежде всего, через разного рода использование, во-первых, экономических, а, во-вторых, силовых методов давления на владельцев этих СМИ. В случае с РБК и с Прохоровым здесь это очень характерно, конечно».

По мнению Сергея Пархоменко, российская власть, раньше не слишком давившая на независимые медиа по причине заботы о своем имидже за рубежом, теперь избавилась от этой озабоченности: «Раньше картина была такова: мы, власть, контролируем телевидение, а все остальное пускай существует, ничего страшного, оно нам поможет для сохранения имиджа. Но выяснилось, что сохранить имидж невозможно. Имидж разрушен, и сегодня предпринимать какие бы то ни было усилия и терпеть какие бы то ни было неудобства для того, чтобы сохранить это лицо, никто не хочет».

Однако более важным, продолжает журналист, оказался другой фактор: «Оказалось, что наличие вот этих небольших, локальных, ранее не важных для власти СМИ входит в эффективный технологический резонанс с наличием социальных сетей. Это сильно меняет пейзаж, и мы видим, что несмотря ни на какие закрытия, ни на какие отжимания, ни на какие запугивания, информация циркулирует, и она циркулирует достаточно интенсивно – и граница возможного, граница замалчиваемого, граница подробно обсуждаемого довольно заметно отодвигается».

«Мы обсуждаем родственников президента Путина, которые теми или иными способами участвуют в крупном бизнесе, всяких дочерей, мужей этих дочерей, оффшорные схемы и прочее. Все это стало обычной частью российского информационного пейзажа в значительной мере благодаря развитию социальных сетей, потому что, например, сообщество журналистов, которые совместными усилиями выгребают огромное количество информации из Интернета, анализируют эту информацию и складывают разные элементы информации вместе — это тоже своеобразная социальная сеть», – отмечает Сергей Пархоменко.

«Люди начинают понимать, где искать. Им достаточно дать некоторое направление, и дальше они добирают огромное количество важных подробностей, иногда эти подробности оказываются важнее, заметнее, содержательней, чем даже исходная маленькая информация, которая поступила в качестве затравки от какого-то маленького издания. И все вместе это дает большой эффект. Вот что выяснилось за последнее время, поэтому картина изменилась, оказалось, что нет важных и неважных. И это и стало раздражающим моментом для тех, кому нужен тотальный контроль», – объясняет Сергей Пархоменко сущность нынешней волны давления на медиа в России.

Мария Липман: суть давления властей на медиа в России – не в достижении результата, а в процессе

Главный редактор журнала «Контрапункт» Мария Липман считает, что контроль российской власти над медиа – это часть политики Кремля по установлению контроля над самыми разными областями жизни общества: «В тот момент, когда во главу угла был поставлен контроль, централизованный контроль государства над политикой, над обществом, сразу стало понятно, что если контроль – это главный инструмент управления, то контроля всегда будет мало. Есть процесс со своей логикой, есть какие-то явления, которые этот процесс подталкивают всегда в одном и том же направлении, по крайней мере, если говорить о последних годах, начиная с конца 2011 года, это движение только в одну сторону».

Эксперт говорит, что российские чиновники не стараются добиться своими действиями какого-то окончательного состояния медиасреды; им важно давать этой среде четкий сигнал: ««Дело не в том, чтобы заткнуть каждый рот, чтобы у людей вообще не было никаких альтернативных источников информации, а в том, чтобы создать атмосферу, когда все, кто проявляет нелояльность, чувствуют себя уязвимыми. Эта атмосфера создана уже, смысл в том, чтобы все знали, что если они оказываются объектом давления властей, то им никто не поможет, что если это серьезные намерения, то игра проиграна с самого начала».

Мария Липман напоминает о том, что в России есть много журналистов, стремящихся писать объективно, но все они сильно рискуют: «Есть пока желающие рисковать и работать, не оборачиваясь каждую минуту назад и не думая о том, не рассердил ли какого-нибудь большого начальника или важного и влиятельного человека. Но все, кто работает именно так, знают, что они уязвимы. Так работал РБК, работал в соответствии с профессиональными стандартами, работал превосходно. Два года, с 2014-го по 2016-й, сотрудники РБК работали, а читатели имели роскошь, я бы сказала, пользоваться результатами их работы».

Мария Строева: для меня сегодня — день траура

Бывшая ведущая телеканала РБК Мария Строева, проработавшая на канале с 2004 по 2014 год, назвала день, когда из медиахолдинга были уволены его редакторы, свои личным «днем траура».

По словам телеведущей, после увольнения с РБК в 2014 году работавшей в Украине, а сейчас живущей в Чехии, РБК «задумывался и воплощался в содружестве с Bloomberg, CNN и CNBC, и именно так и развивался».

Летом 2008 года Мария Строева рассказывала телезрителям о вторжении России в Грузию: «Я уже тогда думала, что для нас все закончится. Но как-то так получилось, что пронесло».

«И только сегодня я узнала, что моих коллег, с которыми я работала, общалась, дружила, отстранили от эфиров, – рассказывает Мария Строева. – И я поняла, что очень хорошо, что я здесь, в центре Европы, что я – не в России, что я не работаю ни на один российский, или «а-ля советский» – как угодно – телеканал».

По мнению Марии Строевой, «сегодня, с падением РБК, в России больше не осталось вменяемых федеральных телеканалов».

Данила Гальперович

Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация — международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Читать еще:  Отзыв об Увлажняющий крем Angelica Hydration Cream от L’occitane

«Прорыва не будет». Почему новый Кабинет вряд ли выведет Россию в лидеры экономического роста

Первое заседание правительства РФ в новом составе. Фото Photo by Dmitry ASTAKHOV/SPUTNIK/AFP/Scanpix/LETA

21 января стало известно, кто войдет в новый состав правительства под председательством Михаила Мишустина. Если отставка Юрия Мутко, вице-премьера правительства Медведева, была вполне ожидаемой, то согласившийся пойти на понижение и лишиться поста первого вице-премьера, но сохранить пост министра финансов Антон Силуанов стал для экспертов неожиданностью. Заместителей у главы Кабинета теперь девять, из них трое работали раньше под руководством Мишустина в ФНС, а с еще тремя, как пишут «Ведомости», у него очень хорошие близкие отношения.

«Спектр» узнал, что думают эксперты о перспективах работы нового Кабинета министров РФ.

По мнению главы Трансперенси Интернешнл Россия Ильи Шуманова, то, что новый глава правительства сформировал свою команду из знакомых ему людей, совершенно логично. «Я так понимаю, что новые члены правительства из ФНС это личная квота, которую разрешили пополнить людьми Мишустина», — говорит Шуманов, — «Это свидетельствует о значительной свободе и автономности нового премьера при кадровых назначениях».

По мнению Ильи Шуманова, на первых порах у Мишустина будет определенная свобода не только в кадровой политике. По его словам, мало кто из российских премьеров начинал свою работу с таким карт-бланшем. Однако для того, чтобы Михаил Мишустин и его министры им воспользовались и вплотную занялись тем, что было декларировано в качестве основных направлений работы — улучшением инвестиционного климата в стране и созданием благоприятных условий для бизнеса — особых предпосылок нет.



Премьер-министр правительства РФ Михаил Мишустин. Фото Sputnik/Ekaterina Shtukina/Pool via REUTERS/Scanpix/LETA

«Михаил Мишустин среди своих коллег имеет прозвище «Берия», он действительно внешне на него похож», — говорит Илья Шуманов, — «За последние десятилетия налоговая служба стала одной из самых главных проблем для российского бизнеса, фактически превратившись в спецслужбу. Ее главной задачей стало не улучшение инвестиционного фона или комфортность ведения бизнеса, а максимальная собираемость налогов, под видом которой часто происходило необоснованное, а иногда и коррупционное давление на бизнес», — подчеркивает глава Трансперенси Интернешнл Россия.

Экономист Андрей Нечаев, министр экономики России в 1992—1993 годах, обращает внимание на то, что именно при Михаиле Мишустине ФНС добился полной прозрачности при проведении многих налоговых транзакций. «Мишустин существенно повысил собираемость налогов, в том числе, за счет цифровизации работы ФНС. Я недавно говорил с людьми, которые занимались возвратом НДС. По их словам, криминальный возврат НДС как бизнес в России закончился, настолько все транзакции стали прозрачны», — рассказывает Андрей Нечаев.

Цифровой премьер. Что хочет и что сможет сделать во главе правительства Михаил Мишустин без команды и со старыми министрами

Политолог Константин Калачев отмечает, что назначения в правительство дают ясный ответ на вопрос, технический ли премьер Мишустин, или же его возможности выходят далеко за рамки этой роли. «Теперь мы видим, что это всерьез и надолго, до конца транзита», — говорит Калачев, — «Прорыва не будет однозначно, на темпы роста выше средних мировых не выйдем, но отдельные улучшения будут. В первую очередь — в области здравоохранения, поскольку оно обозначено приоритетом и получило сильного министра (Михаила Мурашко, — прим. «Спектра»). Вероятно, поднимут планку также Минтруда и Минсоцразвития», — говорит политолог.

Неопределенность наряду с некоторыми надеждами отмечают и другие эксперты.

Основной задачей правительства, по мнению Андрей Нечаева, должно стать повышение уровня жизни россиян и экономический рост. И тут экономист тоже говорит о «легком оптимизме», который внушают заявления Михаила Мишустина на эту тему. Однако добавляет, что все эти обещания звучат не первый раз, а предыдущие заявления так и не были реализованы. «Главные решения в области экономической политики принимаются лично Владимиром Путиным, а не в Белом доме», — поясняет Андрей Нечаев, — «Тратить ли Фонд национального благосостояния или каким верстать бюджет — это макроэкономические решения, и все это в первую очередь проходит лично через Путина и его администрацию».

Президентский фальстарт. Владислав Иноземцев о том, что Владимир Путин, возможно, поспешил с запуском «трансфера власти»

По словам Андрея Нечаева, экономическая политика Кабинета не претерпит существенных изменений. «То, что Силуанов оказался не обидчивым человеком и согласился из первого вице-премьера пойти в министры, говорит о том, что бюджет страны останется профицитным, будет наращиваться ФНБ (в котором уже около 8 трлн рублей), то есть, все останется как есть», — отмечает экономист, — «Хотя лоббистов, которые будут добиваться возможности потратить ФНБ, будет трудно сдерживать, уж очень там большие деньги». По его мнению, сегодня нет острой необходимости повышать налоги в России. Но и снижения налогового бремени не будет точно, подчеркивает эксперт.

Вице-премьер правительства Виктория Абрамченко и первый вице-премьер Андрей Белоусов. Фото Sputnik/Ekaterina Shtukina/Scanpix/LETA

Курировать финансово-экономический блок предстоит первому вице-премьеру Андрею Белоусову. «Белоусов — мой ученик, в самом прямом смысле этого слова», — рассказывает Андрей Нечаев, — «Они с Андреем Клепычем учились у меня в МГУ, поэтому я смело говорю, что как мой ученик Белоусов плохим экономистом быть не может. С другой стороны, совсем недавно он выступал с инициативой увеличить налоговую нагрузку на несырьевые компании, и я не исключаю, что он может вернуться к практике повышения налогового бремени: чтобы реализовывать большие государственные проекты, нужны большие деньги, а значит, надо повышать доходы бюджета», — говорит Нечаев.

Константин Калачев также отмечает, что стратегом в новом правительстве будет Андрей Белоусов. «От него ждут, что он будет генерировать новые идеи, однако прорыва все же вряд ли стоит ждать», — заключает он.

Источники:

http://ampravda.ru/2011/06/15/030582.html

http://fb.ru/article/255073/mariya-stroeva-biografiya-i-karera

http://www.golos-ameriki.ru/a/rbc-resignations-reaction-experts-/3329636.html

http://echo.msk.ru/blog/spektr_press/2575197-echo/

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector
×